Каталог




Главная » Блоги » Литература » Снег


Снег




базилисса



Статус: Offline


Добавлено: 25 октября 2017
Просмотров: 2095 | Комментарии: 1

Понравилось: 0 пользователям



Стыдно сказать, раньше она никогда не видела снега. Родившаяся и выросшая рядом с Невервинтером, Ориана лишь читала о снеге - в огромной библиотеке Дэйгана было достаточно книг, чтобы узнать обо всем и чуть больше. Но увидеть, почувствовать, ощутить на коже настоящий снег - совсем не то, что о нем читать. 

- Ох, великая Мистра, снег такой... холодный! - восклицает Ориана и хватается за ветку ясеня; снег сыплется, блестя, падает за шиворот, оседает на ресницах. 

Ганн, грациозно раскинувшийся на другой большой ветке, смотрит, молчит (как нетипично для этой трещотки) и улыбается. У него странная улыбка - каким-то нездешним безумием от нее веет; слишком большой и яркий рот, слишком белые, чуть неровные зубы. Лукавое ведьмино отродье, никогда не поймешь, о чем он думает. Может, насмехается? 

Он и сам весь в снегу - снег серебристой короной лежит на темно-русых волосах, галунами спускается по рыжему лисьему полушубку; он не пытается стряхнуть снег. Ганну не холодно. Ганну никогда не холодно, такой уж он. 

- Снег еще и сладкий, - коварно говорит он, и Ориана укоризненно поджимает губы. - Не веришь? Попробуй. 

- Опять смеешься, - недоверчиво отвечает она, но соблазн слишком велик, и Ориана украдкой отправляет палец в рот. 

Снежинки и правда сладкие - или ей так кажется? 

Низкий мелодичный смех Ганна разносится по всему Эшенвуду, и Ориана с обидой хмурит брови - вечно он над ней насмехается! А и все равно - им нельзя не любоваться в эти минуты. Глаза, один из которых чуть-чуть к виску косит, зеленью невозможной расцветают, недаром ведь он ведьмак; в жизни Ориана не видала более красивых глаз. В таких не утонешь даже, а растворишься и сгинешь без остатка, как в непролазных северных чащобах. Ориана и рада бы - раствориться. 

Да только кто ж ей даст?.. 

Встретиться бы им раньше - когда б не мучил Ориану этот мистический голод и тоска по тому, кто погиб, спасая ее друзей в разрушенном Мерделейне; встретиться бы им раньше - и не устоять бы Ориане перед блеском колдовских зеленых глаз. 

Но не сейчас, но не теперь. 

Они словно декабрь и июнь, север и юг, дерево и железо - леди Ориана, сеньора Крепости-на-Перекрестке, ученая магесса, манеры и отточенная стать; и Ганн-из-Грез, дитя леса, шаман и друг всех лесных жителей. Он понимает язык медведей и лис, прокладывает дорогу по звездам и мшистым деревьям; она - читает на мертвых языках и стирает пыль со старых фолиантов. Разные они. 

- Я видел твои сны, - Ганн обрывает смех, и голос его серьезен. - В них - твое детство, твоя юность. Я знаю, с кем ты дружила, видел, как ты подбрасывала пауков в волосы задирам Моссфелдам и как делилась с подругой тайнами. Я знаю, что ты любишь неспелые яблоки и вставать на рассвете летом. Я знаю... - он сглатывает. - Я видел лицо человека, которого ты любишь. 

Несчастный гордый мальчишка, думает Ориана с грустью. Не на радость они встретились, ой не на радость... 

- Теперь в моих снах будет много снега, - говорит она, улыбаясь. - Даже когда я вернусь домой, я всегда буду помнить снег. 

"И тебя", - думает она, накручивая на запястье длинную красновато-рыжую прядь; запрокинув голову, она встречается взглядом с темно-зелеными глазами. 

- А знаешь что? - тянет он, и его лицо, лицо с резкими четкими чертами, выражает какую-то неясную, но определенно шальную мысль. 

Он молниеносно нагибается - и вот Ориана тоже на ветке, крепко обхваченная длинными крепкими руками. 

- Здесь, наверху, еще больше снега. Так много, что тебе на всю оставшуюся жизнь хватит. Где б ты там ни решила ее провести. Жизнь эту. 

Ориана вздрагивает, и, не сдержавшись, утыкается лбом в его плечо. Слишком тяжко, слишком больно, слишком грустно тащить все это самой - многое, многое она отдаст, чтобы хотя бы ненадолго перестать быть одинокой... 

Снег кружится, холодными иголками оседая на шее, и Ориана вскидывает голову. На фоне темной коры и светлого зимнего неба Ганн странно, мучительно прекрасен - словно осколок разноцветного церковного витража в снегу; Ориане хочется разрыдаться. 

- Ты на зимний костер похожа, - тихо говорит он, глядя куда-то мимо нее. - Только тебя никаким снегом не загасишь. 

Как бы мне хотелось тебя полюбить, думает Ориана. Как бы хотелось... но я не могу, не могу... Слишком изломана, слишком вымерзла изнутри. Будто вместе с осколком из нее саму ее душу вырезали. Нет больше мечтательной рыжей девчонки с болот. Умерла рыжая девчонка - погибла в Мерделейне вместе с тем, кого... 

Он молчит, но его молчание столь оглушительно, что она перестает слышать собственные мысли. Странный парень - никогда не поймешь, что он такое, что за чудные мысли пляшут под этими растрепанными волосами. А впрочем, может ли быть другим ведьмак?.. 

Ориана отворачивается. Эшенвуд бел и холоден - снежное покрывало простирается до самого горизонта; полупрозрачные телторы-зайцы пугливо скачут между деревьями, мелькают красные хвосты лис; вот величаво прошелся, покачивая ветвистыми рогами, красавец-олень. Красиво тут. Аж сердце сжимается, как красиво... 

- Спасибо тебе. 

Снежинки стекают по ее разгоряченным щекам, словно слезы.


Всего комментариев: 1

Информация
Для того, чтобы оставлять комментарии к данной публикации необходимо зарегистрироваться .
Набор в команду сайта
Наши конкурсы











Ответ на жалобу смотрите в разделе жалоб