Каталог




Главная » Блоги » Литература » Невероятное исчезновение


Невероятное исчезновение




базилисса



Статус: Offline


Добавлено: 27 Сентябрь 2017
Просмотров: 1144 | Комментарии: 0

Понравилось: 0 пользователям


 

С утра Касавир пребывал в очень неплохом расположении духа. Новый день в Крепости не обещал больших дел, и даже Нейлат оставалась здесь же, не вызывая у него вполне обычного беспокойства за ее жизнь. Тихие деньки выдавались редко – они были возможны ровно настолько, насколько то позволяет перспектива близкой войны.
Он спустился на первый этаж крепости и, как обычно после завтрака, унес к себе в комнату большую кружку самого крепкого и черного кофе, какой только могли сварить. Даже без молока и сахара.
Мысль, что сегодня может что-то пойти не так, появилась у него лишь при виде собственного рабочего стола. Точнее, когда он обнаружил полное отсутствие на нем чертежей оборонных укреплений крепости - точно выверенных и уже почти готовых для запуска в строительство.
Паладин машинально растрепал волосы на затылке в замешательстве.
Он точно помнил, что ничего не трогал со вчерашнего вечера. Разумеется, имелась исключительно сомнительная вероятность, что от усталости у него начались приступы лунатизма. Впервые за тридцать восемь лет жизни. И что именно поэтому ночью он убрал бумаги в шкаф.
Но, во-первых, ничего в шкафу не было, кроме его одежды, а, во-вторых, Нейлат имела склонность к очень чуткому сну, особенно, когда спала в его постели.
Первым делом он направился к Кане. Кастелян выговаривала какому-то солдатику за все грехи, в которых тот якобы был повинен. Паренек, судя по красным ушам и глубоко несчастному виду, был готов сквозь землю провалиться.
- ...это позор для Серых Плащей! Заниматься этим на службе - настоящая низость!
Он выразительно кашлянул. Повисла тишина. Кана обернулась к нему. Слегка раскосые черные глаза женщины оживленно блестели.
- Доброе утро, сэр.
- Доброе, - голос у него все еще звучал слегка хрипловато. - У меня куда-то делись чертежи, которые я готовил. Ты их не забирала?
Кана нахмурилась и слегка сжала губы.
- Я бы не осмелилась. Могу приказать обыскать крепость. Сейчас надвигается война, и враг мог использовать любую возможность отыскать наши слабости.
На его сонную голову, не потрудившуюся даже сообразить, что следовало бы оставить кружку с кофе в комнате, этот поток слов обрушился как лавина, которая прошла прямо перед носом. Повисла секундная пауза.
- Спасибо, - он покачал головой. - Не стоит. Не потерял же я их.
"Наверняка какая-нибудь глупость".
После этого он отправился к Нейлат. Та сидела над кипой бумаг и, похоже, корчила рожицы в раскладное зеркальце - она аж вздрогнула, когда он зашел, и поспешно убрала крохотную золотистую коробочку в ящик.
- Ты не видела мои чертежи?
Девушка посмотрела на него, похлопав длинными рыжими ресницами. Беспокойство Касавира при виде недоумения капитана стало ощутимее.
- Которые на столе? Милый, ты что? Я к ним даже близко не подхожу - я их боюсь, - она смерила его взглядом. - Кстати, у тебя кофе в руках.
Он посмотрел на чашку так, словно видел ее впервые, и меланхолично сделал глоток.
- Я знаю. Спасибо.
Как оказалось, мастер Видл, главный архитектор, тоже ничего не видел и не брал. Гробнара в подвале вовсе не оказалось. Зато Кара, выходившая из крепости, заметно оживилась, когда услышала о чертежах:
- О! Гробнар тут утром носился с какими-то, все грозился что-то с ними сделать. Кажется, сжечь, и я бы ему помогла. Он куда-то убежал с ними, и вроде точно не к себе.
Касавир почувствовал, как у него почти темнеет в глазах – именно так, как иногда пишут в книгах. Положенных звездочек он так и не увидел, но что-то там определенно промелькнуло. Вообще-то над чертежами он мучился примерно неделю, но так и не доделал все, что хотел.
- Нет, не надо ему помогать. Их точно Гробнар забирал?
Рыжеволосая колдунья пожала плечами и фыркнула.
- Спроси у Нишки, она его последним видела. О, и когда увидишь у нее золотое колечко с рубином – передай ей, что если оно сегодня же не вернется на мою тумбочку у кровати – я спалю ее крысиный хвост.
Вздохнув и подавив раздражение пополам с легкой паникой, Касавир отправился искать воровку. Он сильно сомневался, что у Гробнара хватит ума стащить из его комнаты чертежи, но кто знает, что придет этому чокнутому гному-изобретателю в голову?!
На его счастье, тифлинг обнаружилась на крыльце таверны «Хвост Феникса». Девушка жмурилась на солнце и с видимым аппетитом грызла орешки в меду. Он махнул ей рукой, здороваясь.
- Привет. Нишка, это странный вопрос, но ты не видела Гробнара сегодня утром? С… чертежами.
Воровка выплюнула скорлупку и удивленно посмотрела на него красно-рыжими глазами.
- Я? Зачем мне эти бумажки и гном? Он что-то тут носился утром и, кажется, тебя искал. Можешь спросить у Келгара – он сначала к нему приставал.
Он только приподнял бровь, и девушка пожала плечами, почесав за ухом кончиком хвоста.
- А я знаю, зачем? Кстати, орехов хочешь?
Он вздохнул.
- Пожалуй, нет. Спасибо. Кстати, Кара… очень просила вернуть кольцо, если увидишь.
Дело становилось все хуже и хуже, а его беспокойство – все больше. Поднимаясь по ступенькам в таверну, он ожидал найти там Келгара, и нашел его. Дворф, сидя за огромным столом, предавался весьма позднему завтраку из определенно ранней кружки пива и гигантской сковородки с яичницей.
При виде всего этого Касавир в очередной раз вспомнил, что держит в руках кружку. Кофе в ней даже еще остался горячим. Паладин сделал глоток, но подозревал, что сегодня ему не поможет даже это.
Возвращаться в Крепость, только чтобы оставить кружку там, ему сейчас стало лень.
- Утро! – дворф отсалютовал ему пивной кружкой.
- Доброе, - ответил он. – Келгар, я хотел спросить – ты не видел утром Гробнара с чертежами, и куда он пошел?
Дворф задумчиво поскреб бороду.
- Хмм... я слышал твой разговор с Каной утром – не мое, конечно, дело, но, может, их следопыт спер? Он слишком довольный сегодня. А этот гном... он все пытался что-то втюхать мне и ему.
Касавир бросил кислый и задумчивый взгляд на Бишопа. Вообще-то он сомневался, что следопыт тут хоть как-то замешан, а если и был – он не хотел даже думать, что этот человек сделал с чертежами. Кроме того, не хотелось портить утро еще сильнее.
Так что ему пришлось с обескураженным и раздраженным видом вернуться в крепость.
По возвращении его встретил шум из подвала, который Гробнар оборудовал под свою мастерскую.
Паладин направился вниз, все еще держа в руках многострадальную кружку кофе, которая определенно видела за сегодняшний день больше нелепостей, чем за всю предыдущую и весьма долгую кружечную жизнь.
В подвале его встретил грохот, клубы фиолетового дыма, от которого нестерпимо хотелось чихать, свалившийся на пол шкаф, шум каких-то совершенно бесполезных механизмов, и возвышавшийся надо всем этим голем клинков.
- Гробнар! – рявкнул он, пытаясь заглушить весь этот шум.
Гном, весь в какой-то грязи и с очками на лбу, моментально отреагировал на его голос. Часть механизмов тут же прекратила шуметь, фиолетовый дым пропал, а гном оживленно перепрыгнул через поваленный шкаф.
- Сэр Касавир! О, как прекрасно, что вы зашли - вы так редко спускаетесь сюда, а между тем, я обдумывал, что совершенно необходимо улучшить наше оружие, и все никак не мог поговорить с вами! Я изобрел чудеснейший меч, который может буквально все! Я предложил его господину Айронфисту, но он отказался! Очевидно, потому, что все же меч не по росту! Сэр Бишоп тоже отказался, причем весьма грубо! Но я уверен, что вам он точно...
Гнома прервало шипение, с которым Касавир выдохнул сквозь плотно сжатые зубы.
Вообще-то с утра он бывал куда раздражительнее обычного. К сожалению.
- Гробнар. Только один вопрос. Скажи, куда ты дел мои чертежи?
- Ваши?
Гном выглядел разочарованно и почти обиженно.
- Возможно, это фигура речи, ведь те чертежи, что я знаю, в основном были изобретены много лет назад, и те, что я сделал последними, были чертежами вашего меча!
- Он не мой. Я про чертежи для Крепости-на-Перекрестке!
- Сэр, но ведь крепость была построена много лет назад! Вы исследуете ее и интересуетесь историей? О, это же прекрасно! Я видел сотни чертежей и архивных образцов, и знал одного мага, который даже коллекционировал их, представляете?
Он едва что не сплюнул и ушел молча. Ему стало очевидно, что Гробнар ничего не брал.
Раздраженный до самых глубин своей паладинской души, Касавир вернулся в комнату. Нет, посреди чернильниц, кистей, красок, книг, бумаги, трех раковин, куска коралла и всего прочего, что валялось на столе - чертежей чудесным образом не возникло.
А между тем, Касавир бы согласился даже на их появление с искрами и фиолетовым дымом.
Он вздохнул, огляделся и наконец-то поставил на стол кружку.
Хррусть.
Почти идеальную тишину внезапно нарушил весьма странный звук рвущейся бумаги. Это был аппетитный хруст, словно кто-то с наслаждением рвал полоску за полоской, превращая пергамент в мелкие клочки.
Хррусть. Шурх.
Касавир нахмурился и заглянул под диван. Было похоже на возню Тара, которому он периодически кидал скатанные бумажки, чтобы кот драл их вместо кресел, кроватного полога и дивана. Это, к его удивлению, даже помогало.
Хррусть. Шурх-шурх.
Он встал на колени и приподнял свесившееся с края постели одеяло.
- Твою мать!
Тар сидел под кроватью с довольным видом, буквально утопая в счастье и обрывках бумаги. Мелкие клочки под постелью, застрявшие в кремовой шерсти кота, напоминали снежную кучу, в которую тот зарылся с таким удовольствием, что паладину захотелось его придушить. Особенно когда он заметил, что кот нагло вытаращил на него голубые глаза и отгрыз очередной клок от пергамента, зажатого в лапах. На обрывке Касавир угадывал остатки чертежа катапульты.
Тар выплюнул из пасти клочок бумаги, потянулся, еще больше извалявшись в обрывках, и довольно мурлыкнул, щурясь. Длинная шерсть в ушах и белые усы придавали его морде особо хитрый вид.
Касавир наконец-то понял, куда делись все чертежи.
На памяти капитана крепости это был первый раз за все время их знакомства, когда она слышала, как паладин матерится.



Комментариев ещё нет
Информация
Для того, чтобы оставлять комментарии к данной публикации необходимо зарегистрироваться .
Набор в команду сайта
Наши конкурсы











Ответ на жалобу смотрите в разделе жалоб