Вверх Вниз


  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: FyFen  
Форум » Сайт » Конкурсы » Сокровищница конкурсных работ » Воспоминание о будущем: приём работ по вселенной TES
Воспоминание о будущем: приём работ по вселенной TES
Aspard  Offline Сообщение №1 написано: 18 Октября 2018 в 16:37 | Отредактировано: Aspard - Четверг, 18 Октября 2018, 16:38





6890
В этой теме будут анонимно опубликованы работы конкурсантов.


Темы на выбор по вселенной The Elder Scrolls
  • Как изменится моя жизнь после выхода TES 6? Юмористическая или драматическая зарисовка.
  • Каким будет мой первый квест в TES6? Фантазии на тему игры: где окажется ваш герой-заключенный, из какой передряги ему предстоит выбраться?
  • Взгляд со стороны антагониста из Morrowind, Oblivion или Skyrim. Серьёзный или несерьёзный взгляд на события основного сюжета со стороны «вселенского зла»


Порядок приёма работ на ModGames
  • Приём работ начинается 18 октября и завершится 18 ноября 2018 года;
  • Присылайте работы в личные сообщения нашему администратору Aspard;
  • Конкурсные работы будут опубликованы анонимно в двух темах по TES и Fallout соответственно;
  • На этапе приёма работ мы не проверяем, не исправляем и никак не оцениваем рассказы. Всё публикуется как есть;
  • До 18 ноября включительно вы можете прислать 2 рассказа (один по ТЕС и один по Fallout);
  • Разрешатся однократное внесение исправлений в работы или замена текста.


Конкурс пройдёт в 4 этапа.

1. Приём работ
Приём работ начинается 18 октября и завершится 18 ноября 2018 года;

2. Отборочный тур
Администрация каждой из площадок проводит отборочный тур самостоятельно.
Требования к работам:
  • каждая работа должна быть написана специально для конкурса и не должна публиковаться где бы то ещё ни было до завершения конкурса;
  • принимается только рассказы (проза);
  • вы должны быть автором рассказа (мы обязательно выполним проверку на плагиат);
  • работа должна строго соответствовать одной из заявленных тем;
  • текст должен быть грамотным и без опечаток;
  • в логике повествования не должно быть провалов;
  • текст не должен быть банальным в духе: «Я пошел, я увидел, я убил, а мне навстречу, а я его тоже»;
  • объем текста — 6000-9000 знаков с пробелами.


Соответствующие всем требованиям работы пройдут в полуфинал.

3. Полуфинал
Полуфинал проведёт коллегия жюри. В жюри войдёт по одному представителю от каждой площадки. Задача коллегии — отобрать для финала 6 лучших конкурсных работ по каждой из вселенных путём закрытого голосования. Представитель площадки не имеет права голоса за работу конкурсантов, опубликованных на его площадке.

4. Финал
Победители конкурса будут выбраны независимым авторитетным жюри. Состав жюри известен, но будет объявлен позднее. Вы можете попробовать угадать, кто именно будет судить работы финалистов.

Со списком призов можно ознакомиться там же.

Присылайте работы в личные сообщения нашему администратору Aspard

Лучшее время, чтобы посадить дерево, было 20 лет назад. Следующее лучшее время – сегодня.
Aspard  Offline Сообщение №2 написано: 15 Ноября 2018 в 12:56





6890
Каким будет мой первый квест в «TES6» 

Глава первая «Флора и фауна» 

Глухой стук после падения едва ли мог побеспокоить обитателей заброшенного города. Из живых здесь одни лишь летучие мыши, да голодные крысы, которые, по всей видимости, питаются исключительно сухой пылью. Безысходность пронизывает все подземелье от начала и до конца. Ледяной присвистывающий ветер мчится от стены к стене, мечется как ужаленный. Крысиный визг доносится: то где-то спереди, то позади, то вообще сверху и даже под ногами. Тварей не смущает присутствие пропитанного солнечными лучами человека. Вместо этого они жадно дерутся за здоровенный шматок пыли, приправленный их же экскрементами. Помимо изысканной крысиной пищи, смердит тут от всего. Столько отвратительных запахов, перебивающих друг друга, наверное, никто еще не встречал в одном месте. Даже от стен исходит какой-то запашок. Создается впечатление, будто бы пробираешься сквозь мертвое животное. Погиб целый город. 

Пока поднявшаяся пыль оседала на пол, первый за многие годы гость этого старого города пытался прийти в себя. Маска на лице едва приглушала зловония, а красная мантия должна была бы защитить от здешней прохлады, если бы не неудачный прыжок, итог которого – «рваная красная мантия». Впереди ожидал путь, самую малость наполненный приключениями: один безногий драгур – оживший воин, чья душа не смогла обрести покой, да и тот лежал в приоткрытом гробу, выпятив руки, и пытался двигаться вперед, страстно покачивая своим тазом. Нашему герою даже на секунду показалось это сексуальным. Видимо, сказались трупные запахи. Дальше до боли знакомые картины из сказок о двемерских городах: огромные шестиметровые потолки, которые подпирают расписные колонны с изображениями, отдаленно напоминающими цветы. Вдобавок ко всему, повсюду были ожидающие своих хозяев механические создания.  

Однообразие закончилось у запертой двери. В отличие от предыдущих, дверь не поддавалась простому удару ноги. Через золотые решетки, соединенные между собой шестеренками, открывался завораживающий вид на поглотившую город природу. Далекий свет, пробившийся сквозь подземелья, бежал вниз по водопаду, с брызгами перепрыгивая на густые заросли чудных растений, похожих на огромные грибы. Словно вытягивая душу из огня факела, оставляя лишь силуэт пламени, упавшую с брызгами каплю пьет жук. На его спине какой-то рюкзачок, излучающий синее свечение, такое притягательное, как от луны. С каждой следующей каплей, свет в рюкзачке становится все ярче, раскрывая тьму своими нежными красками. Когда же двери со скрипом отворились, будто бы по собственному желанию, они открыли полную картину: тысячи таких жучков-фонариков, половина из которых ползала во всех координатах, а вторая, издавая мелодичное жужжание, хаотично летала над собратьями. Красота, как если бы звезды с неба спустились и точками начали кружить прямо перед тобой.  

Вдоволь насладившись прекрасным, взгляд опустился вниз: сразу за вратами пропасть на несколько десятков метров. Это определенно точно была одна из технологий двемеров. Лифт, к сожалению, давно не функционировал, об этом говорили обломки внизу. Сквозь капюшон показалась улыбка, какая свойственна безумцам. Секунду спустя послышался глухой стук о землю.  

Как бы все красиво ни выглядело сверху, снизу: вонь от треклятых жуков и сырость, превратившая землю в кашицу из грязи и червей. Из-под живой почвы виднелись начисто обглоданные черепа и кости. В одном из черепов торчала связка гаечных ключей. Путь лежал в обратную сторону от зарослей, куда эта живность еще не добралась. Преодолев несколько метров грязи, путник попал в очередной коридор, ничем не отличающийся от предыдущего: в конце ожидала такая же закрытая дверь. В этот раз, оказалось достаточно старого-доброго пинка.  

За закрытыми дверьми оказалась тупиковая комната. По бокам восемь тюремных камер, решетки которых беспощадно поело время. Блеклый свет доносится из центра комнаты. Семь маленьких граненных камней, чем-то похожих на камни душ, излучают свет. Кругом разбросаны скелеты. Один из них лежит с необычным устройством в руках, прямо у стола, откуда исходит свет. Как только путник понял, что это именно то, за чем он пришел, тут же потянулся к капюшону, чтобы откинуть его, но вдруг замер не менее чем на полчаса. Кто его знает, что произошло в этот момент, но, в итоге, капюшон снят с головы: перед нами предстал неожиданный персонаж, представить которого в роли расхитителя гробниц было бы очень сложно. Однако, на все воля создателя.  

Небрежно забрав устройство из руки, герой надел его на свою, засучив рукав мантии. Своеобразные наручи слишком хорошо сели на руку. Словно живые, они вдруг начали удавом стягиваться все сильнее и сильнее, пока в руке не почувствовалось сильное жжение, а из-под устройства не побежала кровь. Спокойствие в глазах говорило о том, что как бы ужасно все ни казалось, ситуация была под контролем. Придерживая раненую руку, он развернул ее ладонью вверх и увидел то, чего совсем не было в планах: наручи выели кусок плоти из руки, оставив небольшое отверстие, при этом придерживая металлическими усиками куски мяса, чтобы не потерялась форма. В голове, на фоне панических мыслей, послышалось лишь одно: «Все-таки камни душ». Окинув камни взглядом, внимание зацепило то, что под каждым из них, была небольшая табличка с изображениями разных созвездий. Осталось только сделать правильный выбор. 

Глава вторая «Удачная поездка» 

Блеск шестеренок, плавно передающих движение друг другу, ясно давал понять, что в отличие от предыдущих строений – это абсолютно новое. Также на это намекали бегающие глаза механика, на лице которого совершенно четко виднелся тот страх, что скрывается за безумием и в большей степени тупостью. Устройство, едва вмещающее в себя двоих взрослых людей, почти не издавало никаких звуков. После того, как рычаг внутри был опущен, ворота кабины, будто скользя по воде, осторожно захлопнулись, после чего последовал едва различимый щелчок. Все шестеренки со стуком друг об дружку заскрежетали и градом посыпались на пол. Несколько из них угодило прямо в пропасть. 

– Так. Не едем, – механик снял с лица маску для очистки воздуха от пыли, смачно схаркнул прямо сквозь решетки вниз, в пропасть. Далее последовал такой отборный мат, что острые уши его спутника, одетого в белоснежные доспехи командующего стражи, зашевелились, выражая недовольство и отвращение, вызванные такими варварскими действиями. – Чего такую рожу скорчил? Сказал же, не едем! Что непонятного? Щас починим! – инженер достал из-за пазухи небольшой набор ключей и тут же выбросил их в пропасть. Глаза второго наполнились красным, виски застучали барабанами. – Правду говорили, не понимаете вы шуток. Ключи старые, выбросить забыл. Весь день не мог понять, что мне зад чешет. Как я всегда говорю: «Прежде чем решить окружающие тебя проблемы, позаботься о своих», – резко взмахнув рукой, на которую была надета золотая перчатка, он ударил по уцелевшим механизмам и с диким хохотом схватился за один из двух поручней. Кабина полетела вниз. 

Глава третья «По душам» 

– Темно, как в жопе, – эльф, весь в грязи, стоял посреди клетки и смотрел сквозь пальцы на рассеянные лучи солнечного света. Взгляд сонно перебегал то на руку, то обратно на расщелину в стене. Позади, рядом со ржавым ведром, что периодически служило туалетом, лежал лук с порванной тетивой и пара сломанных стрел.    

– Очень даже похоже на то. Ты ближе подойди, посмотри, может, увидишь что интересное, – в соседней клетке, свесив обе руки через решетку, сидел воин в точно таких же доспехах. В попытках сбежать от лени, чтобы хоть как-то развлечь себя, тот следил за сокамерником с небывалым интересом. Даже то, как он двигал рукой, перебирая лучи света, завораживало, вернее сказать: гипнотизировало. Это такое пустое состояние внутри, когда мозг отказывается находиться хоть сколько-то времени в текущей реальности и готов отвлечься на что угодно. Сознание погрузилось в воспоминания, где видно лишь чей-то силуэт, бредущий по траве в ослепительный день. Опустив тяжелую голову между прутьев и сделав глубокий вдох, он закрыл глаза. 

– Да уж, скучно с вами, – другой заключенный, уже в своей погоне от лени, дотянулся рукой до одноручного меча воина, погрузившегося в свои мысли. – Значит, что мы имеем: четыре камеры справа и четыре слева. Всего одна из них пустует. Что же, подождем последнего! 

Глава четвертая «Как в старые-добрые» 

Перед глазами засверкали зеленые точки, каждая из которых расплылась в одно большое пятно. Камень, установленный в руку, принялся пульсировать. Сознание начало падать в пропасть. Дух перехватило, и в тот же миг наш герой очнулся. Он оказался по ту сторону решетки в той самой комнате, остальные камеры заключенных были пусты. После чего его сознание вновь пошатнулось, и уже через мгновение перед ним стоял человек, облаченный в белоснежные доспехи. 

– Ты покажешь нам, где искать остальных! – стражник расплылся в улыбке до самых своих острых ушей. Затем он раскашлялся, отчего на его поясе зазвенела пара ключей.  

Задание обновлено: 
 Делайте то, чему вас учили.

Лучшее время, чтобы посадить дерево, было 20 лет назад. Следующее лучшее время – сегодня.
Aspard  Offline Сообщение №3 написано: 20 Ноября 2018 в 09:24





6890
Взгляд со стороны антагониста из Morrowind, Oblivion или Skyrim.


*
 
Я видел его собственными глазами. Я бы не поверил, что такое возможно, но видел сам. 

В тот день я вел группу с вылазки. Мы шли тропой через лес, когда услышали этот ужасный грохот. Моя лошадь взмыла на дыбы, и я позорно вывалился из седла. Грохот раздался со стороны крепостных стен. Это определенно был не гром и не магический взрыв. Это было похоже на крик, какие-то древние непонятные слова. Эхо раскатилось по лесу. Я попытался встать с земли, но острая боль пронзила ногу – кость была сломана. Ерик и Бран подхватили меня под руки. 

— Простите, я не смог, не успел ее удержать, — промямлил Бран вслед убегающей лошади. 

— Это знак… — начал Ерик. 

— У тебя коровий пердеж тоже знак! — вмешался Борат. 

— Тихо все, — резко осек я, — Бран, бегом за кобылой! Бегом! Без кобылы не возвращайся. Борат, ты давай туда на гору. С того уступа будет видно крепость. Понаблюдай что там, и прямиком домой. Ерик со мной — мы маршрут не меняем — идем правее. Всё, разбежались! 

Со стороны крепости вновь послышался грохот. Другой звук, не как в первый раз. Точно какие-то слова, Древние и пугающие. 

— Это знак… — губы Ерика дрожали, кожа бледнела. 

— Успокойся, — приказал я и осушил склянку с зельем. Обхватил поудобней Ерика за плечи, — Поскакали. 

Мы ковыляли в глубь леса, и грохочущие древние крики становились все тише. Примерно через час прискакал на пропаже Бран. Мне помогли забраться в седло. Нога распухла и опять начинала болеть, пришлось осушить еще один пузырек. Нужно было как можно скорей попасть домой, Скальт умеет быстро исцелять такие переломы. 

— Я поеду вперед, а вы догоняйте, — сказал я сидя верхом. 

И тут я увидел его. Чуть не касаясь верхушек деревьев над нами летел здоровенный черный как сама тьма Дракон. ДРАКОН! Огромный настолько, что закрыл собой небо. Мы замерли и с ужасом глядели на это чудовище. Все кроме кобылы. Позорно вылетая с седла, я провожал взглядом эту тварь, груженную добром с вылазки, бегущую прочь и Дракона, скользящего над лесом, как корабль по волнам. Я успел подумать, что не плохо было бы сейчас убить их обоих. 

Я доломал ногу, так что кровавые кости вылезли наружу, и приземлился головой в камень. 

 

*
 
 

Я очнулся на своей койке, в отдельном закутке пещеры, которое всех заставляю называть покоями. К ноге перемотаны деревяшки, в голова гудит как ведро со скалы. 

— С возвращением, — кивнул лекарь. — Я уж думал всё. 

— Тебе опять повезло, Скальт. — ответил я, — Если б всё, я бы не простил. Бегать буду? 

— Ага, как стражник со стрелой в колене. Но потом. Ты два дня без сознания пролежал. Притащили тебя совсем плохого. Много крови потерял, и голову крепко расшиб. 

— Два дня, — повторил я, и подумал: «А мог уже перед богами позориться, — не велика честь помереть, свалившись с лошади». 

Шкура закрывающая вход сползла в сторону, в покои заглянул Борат. 

— О, заходи, — позвал я, — Давай, рассказывай. 

— На Хелген напал Дракон! Там до сих пор полыхает. Дракон, представляешь?! 

— Да уж, представляю, — я стукнул по привязанной к ноге деревяшке и выругался. — Что остальные? 

— Тебя ждут, что скажешь. 

— Я сначала поем плотно. Мы без потерь? — Борат кивнул, — Хорошо. Всё, пока ступай. Погоди. Организуй мне костыли, и потом расскажешь в деталях что знаешь. Всё, ступай. Скальт, сделай чтоб голова не гудела! 

Алхимик угостил снадобьем, и удалился. Я с ногой-бревном пересел за стол, где меня ждала капустная похлебка, хлеб и кусок жареного мяса. 

Через пару часов, не смотря на уговоры Скальта, наспех сделанные костыли помогали мне ковылять по коридорам в зал заседаний, так я заставляю называть столовую. 

На лицах читалась тревога. Всех озадачило появление дракона. Но я уже знал, как их успокоить. Я поднял кубок с вином, и положился на навык красноречия, говорил громко и делал паузы после каждой фразы. 

— Все вы знаете, что два дня назад, на Хелген напал Дракон. Он сжигал людей заживо, давил лапами, разрывал клыками на части. Дракон рушил каменные стены и сжигал деревянные крыши. Всего за час этот Дракон убил имперцев больше, чем мы с вами убили за год и практически разрушил Хелген, который мы всегда обходили стороной! Сегодня мы будем праздновать! Мы будем пить за нашего нового союзника! А завтра мы отправимся в крепость, и все что не сгорело – то всё наше по праву!  — под ликование толпы я осушил кубок, чем объявил начало гулянки. 

 

На следующий день с чистого неба раскатистым громом погремели слова: До, Ва, Кин. 

Это положило начало ряду не менее странных событий, чем появление дракона. 

 


*
 

Хелген продолжал тлеть. Трупы, те что не были прожарены, смердят разложением. Обугленные скелеты построек то и дело потрескивают. На каменных стенах и мощеной мостовой зияют рытвины от огромных когтей. По городу, словно игрушки в приюте, разбросаны части тел. Отбирать у мертвых не много чести, но мертвого легче грабить. 

Весть о нападении дракона разлетелась быстро, и мы были не единственной группой. Но мы были самой численной. Кого-то убивали, некоторых отпускали порожняком, а более умные присоединялись к нам. С каждым новым человеком приходили новые слухи.  

Оказалось, что До, Ва, Кин прогремевшее в небе — это зов каких-то монахов древней магии, живущих в храме на Высоком Хротгаре. Что Довакин — это одно слово, это особый человек, и только он может убить дракона. 

Я много чего повидал. Я водил своих людей в руины Двемеров, где нас ждали ловушки и живые механизмы, в склепах мы бились с мертвецами, ведьмами, убивали чародеев и колдунов, и я знаю точно – что любое оружие, в любой руке, может убить любую тварь. 

Я обязал наших торгашей, расспрашивать каждого о драконах. Я позволил уговорить себя неделю провести в постели, — нога не заживала при моей активности. Зелья, которые постоянно пью от боли, «Уже не особо помогают, но особо вредят», говорит лекарь. Я распорядился приносить мне книги о драконах, докладывать о всех делах дважды в день и отбыл на постель, в новый просторный кабинет. 

Нет смысла называть домом пещеру, если Дракон подарил тебе крепость. Пока разбираются завалы, чинят ворота и убирают трупы, я могу спокойно читать в тишине. 

Книгу «О драконорожденных» нашли в пыточной камере моей новой крепости. Не удивительно, что она была именно там, среди старых скелетов — видимо ее читали вслух, когда другие пытки надоедали, или не действовали. 

Позже из Ривервуда доставили «Там водятся драконы», — она была интересней. Как я и думал, обычные люди истребили почти всех драконов. А оставшиеся драконы, если отбросить сказки, просто исчезли. Наверняка попрятались далеко в горах, как обычные напуганные ящерицы. 

Торгаши принесли свои вести. Из всех слухов я сложил картину событий. 

Возле Вайтрана Дракон напал на сторожевую башню. Другой дракон, точно не черный. Лучники били его в воздухе, остальные атаковали на земле. Когда дракон был убит, его плоть превратилась в свет, который впитал один из отряда. Как я запомнил из книги, «забрал силу убитого дракона». Этот норд крикнул, и от него отбросило всех вокруг. В тот же день в небе и прогремело «Довакин», а Балгруф объявил норда своим таном и сказал, что он должен идти к монахам. А потом Довакин покинул город вместе с рыцарем-женщиной. 

 



 

Прошло еще несколько недель, может месяц. Ходить очень больно, нога срослась криво, постоянно ноет, не меньше Скальта с его упреками, что не слушал лекаря. 

Новости о Довакине поступают все чаще. С каждым днем его подвиги становятся более пугающие. Рассказывают, что он зачищает руины и склепы используя магию; бьется с великанами, кромсая их топором или мечем; несколькими стрелами может повалить мамонта; кричит ураганным ветром, а с Драконами бьется один на один, оставляя от них голые кости. Его видят одного, или всякий раз с новым напарником. Говорят, что рыцарь из Вайтрана, погибла в пылу битвы от его меча. Он идеально владеет любым видом оружия, сам себе кует и зачаровывает броню, варит зелья и посещает каждую торговую лавку. Ярлы признают его и позволяют покупать дома. 

Это героические подвиги. А пугающие меня новости в другом. 

Довакин не щадит никого на своем пути. Ни драконов, ни людей. Логово Плута, Факельная Шахта, Тревская застава и еще десяток мест — он вырезал всех. Отличные были ребята. Многие вовсе не убивали никого, так грабежи, шантажи. А теперь там одни трупы. Изрубленные, сожженные, замороженные, отравленные. Я не знал, как успокоить своих людей. Я не мог подобрать слов, как в тот раз, когда появился Дракон. Многие ушли из моей Святой Крепости. Ушли с Ериком, твердящим о знаках и опасности. Скальт, наверное, тоже ушел. 

 

Остался десяток, за дверью в зале, последний рубеж. Говорят, на стене стояли, вдруг Борат спрашивает: «Что это было?», а у самого стрела в ухе торчит, и тут вторая ему в шею. Увидели, вдалеке появился Демон — рогатый, весь в шипах, черно-красный, огромный лук в руках, на поясе топор и меч, из-за плеча рукоять двуручника видна, на руке щит, а в глазницах тьма.  

Демон… Барды про него поют: Наш герой, наш защитник, о Довакин. 

Демон всегда остается демоном, а человек волен выбирать свой путь. 

Слышу началось. Пару минут и узнаю, как выглядит эбонитовая броня с сердцем даэдра. А так хотелось когда-нибудь уйти на покой, купить себе островок…

Лучшее время, чтобы посадить дерево, было 20 лет назад. Следующее лучшее время – сегодня.
Aspard  Offline Сообщение №4 написано: 20 Ноября 2018 в 09:33 | Отредактировано: Aspard - Вторник, 20 Ноября 2018, 09:42





6890
Каморан, или «Как поставить не на того даэдра»
Взгляд со стороны антагониста из Morrowind, Oblivion или Skyrim.
Каморан, или «Как поставить не на того даэдра»

I

В тайном святилище Мифического Рассвета царил невообразимый гул. На лицах мужчин и женщин выступали нескрываемые слезы радости, люди аплодировали, визжали и свистели. Одна парочка даже позволила себе облюбовать темный уголок убежища, где они тут же начали лобызать друг друга… Заразительное, подавляющее ликование, охватило пещеру.
Манкар Каморан с облегчением присел на обитый красным бархатом стул. Предводитель сектантов глубоко вздохнул. Он пользовался благостной минутой покоя, когда ему не нужно изображать кровожадного проповедника воли даэдра.
- Император мертв, - прошептал Каморан себе под нос.
Дверь его кельи распахнулась, на пороге стояли Равен и Рума – на их золотистых лицах блестели пунцовые розы радости.
- Великая победа, отец! – Рума била себя кулаком в грудь. – Наши ассасины предприняли немало попыток, и, наконец, этот вшивый старик Септим мертв!
- Наш успех ныне необратим, - начал более хладнокровный Равен. –Владычество Дагона багровым занавесом опустится на Тамриэль, а мы будем восседать рядом с ним, делить плоды абсолютной победы.
Манкар втянул в свои ноздри затхлый воздух пещеры. По катакомбам разносилось гулкое эхо всеобщего торжества, но лидер культа не разделял желание своих последователей носиться взад-вперед, радостно размахивая руками и грозя Империи скорым Армагеддоном.
- Повелитель требует отчета, - спокойно произнес Манкар. – Значит, пора готовить сеанс связи.
- Конечно, отец, - смеясь, отозвалась Рума. – Я начну приготовления.
Дочь Каморана развернулась и бросилась выполнять волю родителя,  а ее брат решил задержаться.
- Отец? – осторожно поинтересовался Равен. – Все в порядке?
Манкар изобразил улыбку.
- Более чем, сын.

II

«Вообще, Дагону стоило бы поискать кого-нибудь на роль предводителя своего культа среди данмеров, это ведь они у нас обожают вулканы и пепел…» - размышлял Каморан, ступая по выжженой долине своего повелителя.
Массивный, 48-метровый гигант с красной кожей и четырьмя гигантскими ручищами восседал на потухшем вулкане, в ожидании своего самого преданного слуги со смертного плана.
- Каморрран, - раздался утробный бас колосса.
- С одной «р», владыка, - поправил Манкар. – То есть, я хотел сказать, мы преуспели в последней миссии. Уриэль Септим, последний правитель Империи, мертв. Драконьи огни более не хранят зеленую землю Тамриэля.
Краснокожий великан глубоко выдохнул, и Манкару показалось, что это потухший вулкан, на котором восседал Мерунес Дагон, выпустил в воздух тучу пепла и серы.
- Септим мертв. Но амулет не у нас, - пробурчал даэдрический Принц Разрушения.
- Дельное замечание, - кивнул Каморан.
- Я вижу пространство смертных. Есть тот, кто может занять место Септима. Исправь это.
- Вы, кажется, хотели подробнее рассказать о своих планах по преобразованию Тамриэля… и, что-то насчет моей роли в этом? – осторожно поинтересовался Манкар, словно бы прослушав последние слова своего повелителя.
Дагон привстал со своего места, наклонился вниз, к карликовой фигурке слишком дерзкого альтмера, получившего слишком важный титул.
- Каморрран. Принеси амулет. Убей смертного.
Тяжелое дыхание повелителя войн и раздоров сбило культиста с ног.
- Ваше красноречие, как всегда, сногсшибательно, - с ироничной улыбкой произнес Манкар. – Будет исполнено.

III

- Бастард императора - священник из Кватча, - презрительно выплюнула Рума. – Мы его достанем. И амулет найдем. Ничто не остановит триумф Дагона и семьи Каморанов!
«Я тоже мог стать простым священником в одном из сиродильских приходов», - размышлял Манкар, слушая свою безумную дочь. «Моей харизмы хватило бы, чтобы обставить любого косноязычного проповедника. Так какого же черта я сейчас сижу здесь, и обсуждаю со своими детишками, выросшими в серийных убийц, план уничтожения целого города?».
- Таков приказ владыки, - вставил свое слово Равен. – Мы не просто убьем бастарда Септима, Кватч станет демонстрацией силы. Врата Обливиона откроются и исторгнут воинство Принца Разрушения, прямо на голову ничего не подозревающих плебеев!

IV

После блестящей речи об их триумфе, о том, что Амулет Королей теперь в их руках и ныне их никто не остановит, Каморан телепортировался в Рай – свою вотчину, небольшой уголок тишины и спокойствия в бушующем океане хаоса Обливиона. Вообще, он хотел чтобы это была обычная зеленая долина, но дабы соответствовать образу верного слуги Принца Разрушения и не вызывать к своей персоне подозрений, ему пришлось наводнить здешние «заливные луга» толпами низших даэдра. Вдобавок к этому, Манкар выстроил им персональное подземелье, где не прекращались пытки и истязания павших культистов. Все, как любил Дагон.
Каморан замер возле пышно расцветшей яблони. Продукт чистой магии, совершенная иллюзия, которую он научился создавать, получив колдовскую мощь, во время службы Принцу Разрушения… Кто бы знал, что такое прямолинейное и, откровенно туповатое существо, может открыть перед своим последователю такой спектр удивительных возможностей?
Среброшкурая лань замерла возле стеклянной глади озера, наполненного чистейшей водой. Исполинский даэдрот впился в нее своими кривыми клыками, разорвав тело на две части.
Манкар Каморан опустил глаза.

V

- Здесь вулкан. Здесь цепь вулканов. Тут будет течь река лавы. И тут лава. Выжженая пустошь. Лава. Вулкан. Вулкан. Еще один вулкан. А это что? – Дагон указал острием сюко на провинцию Морровинд, вернее, на ее изображение на магической проекции Тамриэля.
- Красная Гора, владыка. Огромный вулкан темных эльфов.
Дагон довольно хмыкнул. Манкару этот звук напомнил похрюкивание свиньи.
- Тут оставим, как есть, Каморрррран.
- С одной… ай, к черту, - осекся Манкар. – Это и есть ваш план по терраформированию Тамриэля? Я полагал, вы упомянете что-то и о нашем феоде, - лидер Мифического Рассвета обвел рукой своих детей, которые на этот раз были приглашены на встречу с Принцем Разрушения.
Мерунес Дагон замер, будто бы размышляя. Глядя в его огромные, горящие двумя кострами на высоте сорока восьми метров над ним глаза, Каморан размышлял, успеет ли он почувствовать боль, если Дагон решит зарубить его своей секирой за дерзость. Или раздавить пяткой.
«Лучше секирой», - решил Манкар. - «Меньше неприятного запаха».
- Вулкан, - прорычал Мерунес.
- Какой именно? – тактично поинтересовался Манкар Каморан.
Принц Разрушения долго осматривал карту Тамриэля, наконец, он указал в ту же самую точку, в которую указывал минуту назад. Красная Гора. В голове Манкара прозвучало раскатистое пение скальных наездников… Хотя, возможно, это просто землетрясение началось где-то неподалеку.
Где-то в его голове.

VI

Жаждать власти, славы, могущества – это одно. Править унылой пустошью, залитой магмой, пеплом и прахом – это другое. Слуги таких жутких сущностей, как владыки даэдра, редко задумываются о последствиях своей службы.
Наверное, потому что большинство из них до лицезрения этих последствий просто не доживают.
- А говорила мне жена, что лучше служить Хирсину, - размышлял Манкар, лежа на усеянной лепестками огненного папоротника поляне. – С ним хоть на охоту выехать можно.

VII

Герой Кватча ворвался во дворец Каморана, размахивая трофейным даэдрическим клеймором. Истинный защитник Сиродила! Отважный спаситель всех и вся не знал, что здесь, в Раю, сила Каморана безгранична. Биться с Манкаром бесполезно, все тут подчиняется течению его воли и желания…
- Безумие, - прошептал Каморан, падая на пол каменной залы.
Герой, атакуя лидера культа, целился в пах. Из наколдованной самим Манкаром раны вытекала иллюзорная кровь. Амулет Королей, сорванный с его шеи, валялся в стороне. Умирающие Рума и Равен не понимали, почему отец не применяет свое всемогущество, чтобы воскресить их и вновь отправить в бой против незваного гостя.
«Оба в мать пошли», - с недовольством подумал Манкар.

VIII

- Ладно, слушай внимательно, юный Септим, - Манкар сам не верил, что делал это.
Едва проснувшийся наследник имперского престола удивленно хлопал глазами, наблюдая за явившимся в его спальню Манкаром Камораном.
- Я зарядил Амулет Королей, который добыл твой карманный герой, магической энергией Рая. По своей природе, эта сила схожа с той, которую использует Дагон, для того чтобы пересечь границы миров и материализоваться в Тамриэле. Используя симбиоз этой энергии и Крови Дракона, ты сможешь призвать Аватар Акатоша. Вероятно, божественный дракон использует тебя, как расходный ресурс для своего воплощения. Прими этот факт. Божественные существа вообще редко считаются с нашими интересами.
Мартин, зевнув, спросил:
- Это же сон, не так ли?
Манкар Каморан, закатив глаза, кивнул.

IX


Каморан аккуратно пересаживал Корень Нирна из одного горшочка в другой, наслаждаясь ночными видами его Рая.
Разумеется, уничтожение Рая, которое увидел герой Кватча «победив» его, было иллюзорным. Таким же иллюзорным, как торжество Дагона, прорвавшегося в Сиродил… и вскоре сраженного преобразившимся в Аватар Акатоша Мартином Септимом.
Божественные существа могут не считаться с нашими интересами, но это еще не значит, что нам не достанет воли и желания наплевать на их интересы.

Лучшее время, чтобы посадить дерево, было 20 лет назад. Следующее лучшее время – сегодня.
Форум » Сайт » Конкурсы » Сокровищница конкурсных работ » Воспоминание о будущем: приём работ по вселенной TES
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: