Вверх Вниз


  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: FyFen  
Форум » Сайт » Конкурсы » Сокровищница конкурсных работ » Эль’инн-на’синори, Ночь Мира... (Да не поднимется оружие...)
Эль’инн-на’синори, Ночь Мира...
Серебряная  Offline Сообщение №1 написано: 04 Июня 2011 в 21:27 | Отредактировано: Серебряная - Вторник, 07 Июня 2011, 01:50



1776
Итак, вспомним о том, что помимо вечной стрельбы существует и мирное время. Пусть и хотя бы одна ночь, Ночь Мира. Суть конкурса в следующем. Я начинаю своим сообщением, которое Вы сейчас читаете, историю. Ниже всё будет рассказано, будьте внимательны. Итак, каждый участник рассказывает от лица своего персонажа об одном своём свершении. Что это будет – великое злодейство или благодеяние, ограбление или просто один день из жизни героя или злодея – всё в Ваших руках. Правил всего несколько.
Первое. По моему замыслу, это будет не просто конкурс... В результате должен получится довольно-таки объёмный рассказ. Так что связывайте свои посты с "затравкой" и постарайтесь как-то отметить пост предыдущего "рассказчика"(Что-то вроде: "Выслушав воина, я встала и поклонилась...-"Мой рассказ будет о мирах Дин'на, что лежат вдали от троп Мироздания""). Это просто, чтоб Вам было легче ориентироваться...
Второе. Ограничение на величину – один пост. На число картинок – не более двух и размером не более 350x350, либо помещайте миниатюры.
Третье. Существа должны быть из мира фэнтези или стимпанка(желательно всё-таки первое), никаких морпехов или солдат в силовой броне.
Четвёртое. Конкурс завершится моей историей, так как я тоже приму участие. После этого работы не принимаются.
Пятое. Для всех: максимум, что разрешается из огнестрела - это однозарядные пистолеты, так как они всё же присутствовали в стимпанке. Если работа превысит этот лимит, она будет снята с конкурса...
Срок окончания 18.06.2011, после чего начнётся голосование по конкурсу, которое продлится до 21.06.2011. Наградой за первое место будет достижение в профиле. Все вопросы по поводу конкурса можете свободно задавать мне в ЛС. Удачи…


Шаг, другой… Под слоем углей спят саламандры, готовые пробудиться, если кто-нибудь неосторожно даст им пищу. В эту ночь посреди древнего леса на маленькой поляне горел костёр. Тихая ночь была великолепна: по иссиня-чёрному небу неслись в облике звёзд чьи-то мысли, завораживая красотой полёта всю Вселенную. Луна ярко освещала весь лес, будто любуясь на его верных стражей, что своими вершинами уходили ввысь и касались небес. Какие-то особенные ароматы витали в прозрачном как горный хрусталь воздухе, придавая неповторимую ноту этой симфонии жизни…
У костра сидели люди… И нелюди… И ещё многие, кому не было имён и названий на языках живых и мёртвых. Странная, весьма странная компания собралась в этот вечер здесь. Ближе всего к костру сидела облачённая в тёмно-синий плащ явно женская фигура, из-под капюшона которой виднелись серебристые пряди волос. За её спиной угадывались очертания двух клинков, рукояти которых слегка светились сквозь ткань плаща. Внезапно фигура откинула капюшон, открыв сидевшим лицо молодой девушки со слегка заострёнными ушками… Её глаза цвета ночи пронзительно смотрели вдаль, будто она сейчас была в мирах Неведомого, двойные зрачки вели хаотичный танец. Наконец девушка оглядела собравшихся в этот поздний час и тишину нарушил её мелодичный голос:
- Приветствую Вас, мои друзья и враги… Сегодня Эль’инн-на’синори, Ночь Мира… Оставьте же свои мечи в ножнах, а стрелы в колчанах. Пусть разрушительная магия не покинет ваших посохов, а топоры останутся за спиной. Ибо сегодня Ночь Мира… Каждый из Вас великий воин, маг или же достиг высот в иной сфере. Каждый из Вас уважаем врагами и почитаем друзьями. Уже многие сотни лет здесь, на поляне Вечного сна, мы собираемся каждый год, дабы поделиться своими свершениями друг с другом. Кто-то из Вас защищал, кто-то нападал… Сегодня мы удивимся и ужаснёмся, будем хлопать или же сжимать руки на эфесах наших мечей и древках посохов. Завтра мы сойдёмся в смертельных боях, но не сегодня. Говорите же, и поднимем наши кубки… За то, чтобы каждого их нас встретили на том берегу Великой реки наши предки, и мы без стыда смотрели бы им в глаза…
Все сидевшие молча выпили содержимое своих кубков. Говорившая первой серебряноволосая девушка достала флейту и заиграла лёгкую и грустную музыку. Под звуки нежной мелодии поднял голову первый рассказчик…

Чума  Offline Сообщение №2 написано: 05 Июня 2011 в 16:52 | Отредактировано: Чума - Понедельник, 06 Июня 2011, 14:30



-Что ж... Пожалуй, следующая история – моя – в твёрдом и сильном, располагающем голосе явно чувствовалась усмешка.
Лицо его было скрыто в тени глубокого капюшона. Свет костра бросал огненные блики на мантию цвета крови.Руки с изящными тонкими пальцами, затянутые в тонкую кожу перчаток откинули капюшон и взгляду сидевших вокруг костра предстало его лицо. Черты его был мягкими и по-мужски красивыми, кожа бледна. Особенно на его молодом лике, обрамлённом длинными, пепельного цвета, волосами выделялись ярко-зелёные изумрудные глаза. Тонкие губы незнакомца кривились в грустной полуулыбке.
-Наверное, стоит представиться, но имя моё уже давным-давно развеяно в прах ровно так же, как давно должно было истлеть и моё тело. Немногие знающие о моём существовании зовут меня Фаадир. Наверняка многие из вас в иное время были бы непрочь снести мне голову. И я был бы непрочь вцепиться кое-кому в горло... Итак, я – вампир. – В подтверждение этих слов, из-под губ парня вытянулись два белоснежных острых клыка. – Моя Родина – мир Тантрос. Более точно сказать не могу... Сегодня я поведаю вам, почему меня выгнали из клана, что приютил и защищал меня с самого Перерождения.
Клан наш обитал на территории государства Праксия. Несколько сотен лет назад на его месте была всего лишь пиратская вольница. Затем в куче грызущихся между собой разбойников появилось несколько лидеров, которые путём резни и договоров сколотили эту морскую хищную державу. Можете представить, каковы там правители и каковы жители. Но не в этом суть моего рассказа....
Клан дал мне приказ. Крупный торговец оружием по имени Герберт должен был умереть. И воскреснуть. Вампирам нужно было оружие... Я полагал, что дело будет наипростейшим. Поэтому не стал пробираться через окно или каким-либо другим тайным образом. Охрана дома пропустила меня без всяких препон, приняв чистый лист писчей бумаги за королевский приказ. – Фаадир хохотнул, сверкнув глазами. – Вампирские способности, знаете ли... Дворецкий любезно позволил мне самому "разбудить" господина Герберта. Торговец оказался чутким – сумел проснуться от лёгкого скрипа двери, но, разумеется, это ему не помогло. Усыпив его простейшим заклятьем, я приступил к делу.
Внезапно кулаки рассказчика сжались, а на скулах вспухли желваки. Похоже эти воспоминания были для него отнюдь не из приятных.
-Бездна побери! Я уже прокусил ему шею и потихоньку начал Обращение, когда объятая пламенем дверь с громким хлопком ввалилась внутрь комнаты! В свете огня я сразу разглядел блеск длиннополых кольчуг, шлемов и серповидных мечей. Ловушка захлопнулась прямо на моей шее. Инквизиция собственной персоной! До сих пор не возьму в толк, как они прознали! – Под чарующие звуки флейты серебряноволосой вампир слегка успокоился, вытянувшиеся было клыки начали втягиваться обратно. Кулаки разжались и ладони спокойно легли на колени. – По понятным причинам святоши были непопулярны среди праксийских головорезов и им не давали большой воли, но видимо для меня Судьба приготовила исключение.
Впрочем, я тогда не растерялся. Первый же возникший в проёме солдат встретился с роем огненных росчерков из моей ладони. Магия огня сложна для вампиров нашего мира, но у меня был неплохой потенциал... "Живой факел" покатился по лестнице, но в комнату уже заходили новые бойцы. Уже в этот момент задание клана было провалено! Вне всяких сомнений экзекуторы бы не отавили укушенного в живых. Поэтому его можно было не беречь. Повинуясь заклинанию, гортань купчишки лопнула. Из его замороженной в воздухе крови я сформировал себе широкую саблю. Благо магический лёд не столь хрупок. Не секрет, что мы сильнее, быстрее и выносливее людей, но теснота комнаты и стена щитов сделали своё дело, – Фаадир снова грустно улыбнулся, – Я успел уложить ещё пятерых, прежде чем стена не разомкнулась и комок ревущего пламени размером с голову взрослого человека не впечатал меня в стену. Чёртов инквизитор! Похоже, в мём теле сломались все кости до одной! Я попросту отключился. Но вот парадокс: церковникам хватило ума поймать вампира, но не хватило, чтобы отличить правду от лжи. – Тут вампир откровенно расхохотался. – Я очнулся оттого, что распяв меня копьями на стене той же комнаты, они вбивали в меня осиновые колышки! Ровно тринадцать. Я думал, что хотя бы они не верят в эти сказки... Ха! Святой отец намеревался своими руками снести мне голову. Весёлое у него, наверное, прошлое было – такими мечами, как у него во времена первых Крестовых походов ересь выкорчёвывали. Да не было у меня в планах умирать, вот в чём проблема... – Вытащив из ножен на поясе короткий прямой обоюдоострый меч, сын ночи вгляделся в отражение на его поверхности. – У нас очень быстрая регенерация, к тому же солдаты инквизиции устали держать мою тушку на весу. Я легко оторвал руки от стены, невзирая на копья – они легко вывернулись из ран. Сломал я и копьё, торчавшее у меня из живота. К тому времени я уже находился в состоянии, которое наши Старейшины называют "боевой формой". Они не одобряют его, так как считается, что убийца должен быть всегда холоден, как лёд. Честно говоря, я и помню-то те моменты словно через красный туман, – он усмехнулся. – Помню наслаждение, с которым я вдавил шлем в череп тому копейщику, что мне нутро проткнул. Любезному экзекутору я снёс появившимися в боевой форме когтями половину лица. Думаю, он вполне заслужил это, сжигая деревенских травниц. Ко мне было снова сунулись вояки, но пнув в щит одного из них так, что в комнате мгновенно воцарился сумбур, я, сквозь безумие, смог осознать, что лучше момента для успешного побега может и не предвидеться. Располосовав когтями затягивающую окно рыбью кожу, я сиганул с третьего этажа прямо на мостовую. Кости чудом уцелели. Вроде бы даже пара болтов выбила искры за моей спиной, но им было уже меня не достать...

Надо ли говорить, насколько был важен для клана тот торговец. К тому же, до того дня вампиры никогда не сталкивались с инквизицией вплотную. Они не видели на территории Праксии ни одного вампира, а пропажу людей можно многими причинами объяснить. Теперь же травля была гарантирована. Меня изгнали... – Фаадир сидел недвижно, вперяя взгляд в тусклую поверхность клинка, но глаза его пылали красным демоническим огнём словно две свечи. – Братья и сёстры, населявшие подземное жилище Совета, сами Старейшины... их взгляды из тени подземелья буравили мою спину, пока, сжигаемый заживо солнцем, я шёл по чёртовой пустоши... Солнце отнюдь не щадило меня и я бы непременно сдох, как они и мечтали... Не знаю, что помогло мне. Может большие, нежели у других детей ночи, познания в магии огня, может бешеная жажда мести. Не знаю... Но моих сил хватило, чтобы забиться в ближайшую расселину. Там я провёл день. Задерживаться нельзя было. С наступлением темноты, посланники клана отправились бы на поиски моей нетронутой солнцем одежды, чтобы удостоверится в смерти. Скинув итак почти полностью сожжённые огнешаром церковника вещи на землю, я, невзирая на чудовищную боль в обуглившемся теле, отправился в путь через горы, едва лучи солнца перестали освещать это проклятое место...

Heartless  Offline Сообщение №3 написано: 05 Июня 2011 в 19:57 | Отредактировано: BushWacker - Суббота, 18 Июня 2011, 00:14


El Pythonisto


5908
...Со своего места резко встал человек. Многие его знали. Все, кто его знали, ненавидели его. А те, кто не ненавидел, стоило это делать. Он был широко известным в узких кругах чернокнижником, более того, членом ордена Адского пламени. Он был известен под именем Дарти Шредингера. Ему не было и сорока, но его спрятанные под капюшоном длинные волосы, ниспадавшие на плечи, были бледнее луны. На устах его застыла вечная презрительно-злобная ухмылка, не сходящая с них никогда. Под нахмуренными бровями сидели два глаза — две бездонные пропасти…безмолвные, холодные, беспощадные. На лбу его лежали глубокие морщины. Нос правильной формы был изуродован чудовищным шрамом. Дарти утверждал, что это единственная его травма, полученная им в схватке с рогатым дьяволом.
Шредингер был чернокнижником, он не скрывал этого, все окружающие знали об этом, каждый элемент его сбруи во весь голос вопил об этом. Изодранный, покрытый копотью и чьей-то засохшей кровью плащ из кожи нимфы нелепо болтался на его худощавой 7-мифутовой фигуре. Под ним виднелась не менее изношенная кольчуга. Когда-то она ярко блестела в лучах заходящего солнца, будучи гордостью известного охотника на вампиров. Сделанная из мифрила, тонкой эльфийской работы, теперь она использовалась человеком с черной душой и была не менее черной, ее матовая поверхность не отражала абсолютно ничего. На ремнях из кожи саламандры были закреплены многочисленные подсумки, в которых находились различные алхимические тигли, всех возможных форм, с содержимым самых разных цветов и консистенций. На тонкой, но прочной цепи из адамантина висела Книга. Ее происхождение не вызывало никаких сомнений — достаточно было взглянуть на переплет из кожи аасимара, на серебряную окаймовку, на серебряный же череп на обложке. На шее висело ожерелье из Зеленого камня. За спиной виднелась рукоять меча. Покрытая специально обработанной темной сталью, она сожгла бы руку любого, кроме Хозяина, кто попробовал бы взять меч в руки. В безвкусно украшенное нелепой резьбой навершие был вставлен обломок клыка дракона. Но самым страшным во фламберге было его волнообразное лезвие из холодного железа, причинявшее невыносимую боль как смертным, так и обитателям Бездны и Девяти Кругов Ада, с которыми столь часто приходиться иметь дело чернокнижникам. Лезвие было украшено витиеватой резьбой. Надпись на языке Драу гласила: «Нет справедливости, есть только Смерть». Наряду с мечом за спиной также были закреплены несколько коротких магических посохов, верхушку каждого из них украшал череп.
Он быстрым энергичным шагом вышел в середину. Паладин, мимо которого он прошел, плюнул ему под ноги, еще какой-то жрец схватился за сердце. Жрица Драу вежливо поклонилась при его приближении. Внимания он не обращал ни на кого. Они для него — лишь жуки, бегающие между ног. Пусть некоторые и выше, быстрее, сильнее его. Встань они на его пути, их жизненный путь завершился бы моментально. Шредингер достиг редкого могущества, занимаясь перепродажей душ. Эта ночь — бессмысленная традиция, и лишь маленькая капелька человечности, оставшаяся в его проданной Мефистофелю, владыке Кании, душе заставляла его каждый год являться сюда. Небрежным движением он поправил плащ, ухмылка на лице его стала еще немного шире. Откинув капюшон, он обвел собравшихся взглядом, полным иронии. И…начал говорить.

«…был год бла-бла-бла. В тот год бла-бла-бла. Все это оставим бардам. Я еще не покинул Берег Мечей, прошло лишь 3 года как я предал из Орден…как его там…что-то вроде «Благороднейшего ордена бла-бла-бла». Я начинал осваивать мастерство использования потусторонних сил для вызова низших демонов и поднятия скелетов да зомби. Мог уверенно фокусировать Луч. Алхимия…алхимия мне всегда давалась. Эти идиоты-паладины лишь ограничивали мои возможности. А ведь я мог им помочь нести светлое-чистое в мир своими знаниями! Но что с этих религиозных фанатиков взять…Я бежал из Невервинтера, раненый. Безрассудно вступил я в схватку, выиграть которую не в силах моих было. Эта…эльфийка…паладин…леди…Арибет…сломала мне руку и пробила легкое. Она бросила меня истекать кровью на морозе, уверенная, что я уже мертв. Впрочем, я и до всего этого сильно смахивал на ходячий труп. Я недооценил свои силы, и вступил в неравную схватку с одной из Девятки. Лишь по чистой случайности я выжил. Мои зелья практически остановили сердцебиение, при этом ускорив метаболизм. При малой потере крови и подвижности, я за пару часов заживил раны. Паладинша, надо отдать ей должное, не стала трогать мои вещи — хотя, может, просто брезговала — я нашел свою лошадь там же, где и оставил…»

Дарти встряхнул головой. Последние слова он выдавливал из себя через силу, и, в то же время, помимо бесконечной горечи в них явственно чувствовался сарказм. Усмехнувшись, он обвел языком высохшие губы и продолжил:
«…Я отвлекся. Попросил бы прощения, да не имею такой привычки. Мне проще убить, чем просить прощения. Так что, думаю вы понимаете, почему я предпочту не признавать свою вину в беглости мысли. Так, о чем я?...
…Да, я бежал из Невервинтера. Было холодное зимнее утро. Впрочем, мороз был не сильный. Боли от ран я уже почти не чувствовал. Зато с каждым мгновением, с каждым шагом лошади я ощущал растущую во мне ненависть. Она была во мне еще до того, как я взорвал одной из своих алхимических смесей статую какого-то божка…Тюра, что ли?»
Послышалось возмущенное ворчание жрецов. Впрочем, даже если бы сейчас появился лично Тюр, это бы ни на секунду не отвлекло Шредингера.
«Да, кажется это был Тюр. Однако ранее я был скорее сильно озлоблен — на мир, на моих так называемых ′друзей′, на богов, на самого себя… — теперь же я ненавидел. И ненависть давала столь необходимые мне силы. Однако, в то же время она ослепляла меня. В букальном смысле. Какого же было мое удивление, когда в каких-то двадцати ярдах от себя я увидел группу из четырех всадников. Рыцари в сияющих доспехах на белых конях…С нелепыми украшениями на шлемах и символами их богов на щитах. Это были мои бывшие ′друзья′-паладины. Меньше всего мне хотелось в тот момент принимать бой с четырьмя тяжеловооруженными болванами. Окружив меня, они спешились, и, не говоря ни слова, надели шлемы, взяли в руки оружие и начали приближаться ко мне. »
Дарти сделал глубокий глоток из одной из своих пробирок. Пара капель стекла по его небритому подбородку и упала на землю. С земли донеслось шипение разлагающейся под действием окислителя листвы. Он спрятал пробирку и продолжил рассказ:
«Этот бой мог иметь только два исхода…в обоих — паладины погибали. Алхимическим огнем я поджег одного из них, Скаррта, сразу как только спешился. Полный латный доспех вообще плохо подходит для использования зимой, резкий же перепад температур…В общем, боевой дух их был очень серьезно подорван его криками. Резко поднырнув под рубящий удар Хренга, я плеснул кислотой ему под ноги. Сердце бешено стучалось в груди, перед глазами была кровавая пелена. Сквозь отдающийся в голове стук сердца я услышал истошные вопли Хренга — кислота, попавшая на колено, оставила его голень висеть на остатках подоспешника…Времени на раздумья не было, быстро схватив меч, обороненный Скарртом, я начал неумело парировать удары двух других паладинов — карла Хорла и человеческой женщины по имени Ксиукоатль — ну и имечко! — на удивление успешно. Они были напуганы, они были дезориентированы, они были в ярости, их удары были неточны, нескоординированы, бессмысленны, изматывающи…Я же просто не умел фехтовать. Мы были почти на равных″ — Дарти злобно усмехнулся — ″Однако давали о себе знать старые раны, да и общее состояние у меня было ни к черту…Рано или поздно они бы меня добили…если бы не мое потрясающее везение. Сделав неудачный выпад, Кси споткнулась о какой-то валун. Ее неуклюжесть сыграла мне на руку — Хорл, пусть всего на мгновение, непроизвольно отвлек взгляд…от моего удара он не успел даже зажмуриться. Не самым точным ударом я направил лезвие меча в наплечник гнома. Следуя какой-то нелепой моде, весь его доспех был украшен всяческими непотребствами: избыточная рельефность пластин, рога на шлеме, какие-то ’крылья’ на наплечниках…за которые и зацепилось лезвие. Скользящий удар был перенаправлен аккурат в сочленение″ — чернокнижник изобразил улыбку акулы, увидевшей в воде голую задницу — ″Клинок вошел глубоко в плоть. Карл выронил свой меч, и схватил левой рукой мой клинок, пытаясь вытащить его из раны. Тогда я сделал то, к чему я готовился так долго, мой коронный прием рукопашного боя…собравшись с силами, я выполнил удар ногой в голову с разворота. Не теряя времени на разглядывание улетающего под собственную ругань карла, я быстро подобрал его короткий меч и тут же обрушил град ударов на пытающуюся подняться Кси. Первый удар плашмя не возымел эффекта. Далее последовала быстрая серия из четырех рубящих ударов с плеча. Последний из них прорубил тонкую кольчужку. Финальным, колющим ударом я пригвоздил ее к земле. Она вскричала от боли. В ее красивых глазах я видел лишь боль, ничего кроме боли. С трудом я поднялся на ноги. В пяти метрах от меня в таком же состоянии пытался удержаться в вертикальном положении Хорл. И тут мой разум прояснился. «Стоп», сказал я себе. «Дарти, ты же, провалиться тебе через Девять Кругов Ада, чернокнижник!» Мысли летели со скоростью стрелы, пущенной из хорошего эльфийского лука. Пальцы сами сложились в нужный знак, губы прочли последнее, что услышал карл — и, спустя мгновение, его поразил лиловый луч с моего перста. На его лице навсегда застыло недоумение, когда его бездыханное тело падало на землю. «Хорл…нет…», услышал я хрип Кси. Я присел на одно колено рядом с ней. Она доживала послелние минуты. «Знаешь, я, наверное, даже не буду тебя убивать…» — «ты…монстр…не…чело[кашель]век…». Я медленно достал свой охотничий нож. Солнце приятно сверкало на его тщательно отполированых краях — я не хашишин, могу себе позволить — приблизил его к лицу Кси. В ее глазах явно читался страх. Абсолютно иррациональный страх человека, потерявшего не меньше пяти пинт крови, в паре минут от смерти. «Но я оставлю тебе свой автограф на память. Правда, увидишь ты его разве что в зеркале. Хотя, кто я такой, чтобы останавливаться на одних только своих инициалах?»…[автор приносит свои извинения в связи с вырезанным куском текста, т.к. он был включен в ″Пособие Инквизитора для продвинутых, издание второе, расширенное″, и защищен авторскими правами]…«И как ты выдержала эти три часа? Не пытайся ответить, я помню, что у тебя языка нет…» сказал я, доставая из походной сумки тесак…» — Дарти вытащил из-за спины один из полу-посохов — «Пожалуй, мои инициалы на твоем лбу слишком идеальны. Заберу-ка я их с собой.» — Шредингер поглаживал череп на навершии посоха. На лбу черепа можно было различить литеры «D.Sh.». ″Что еще тут скажешь? Мне страшно повезло. Однако и навыки сыграли свою роль. Вскоре после этого я бежал в Уотердип, а через полгода был в Плейнскейпе. Но это уже совсем другая история.» — с этими словами чернокнижник адского пламени, некогда человек, а теперь — дьявольская сущность в тщедушном теле юного старика, этими словами, с вечной ироничной ухмылкой на губах, с нахмуренными бровями, он закончил говорить. На секунду, всего на секунду, его лицо стало почти человечным, когда ухмылка на устах была сменена грустной улыбкой, адресованой некой большой черной птице, внимательно слушавшей рассказчиков. Никто, кроме, быть может, птицы, этого не заметил. Спустя мгновение, чернокнижник вновь стал циником с вечной ухмылкой на лице. Дарти с уважением поклонился среброволосой девушке, и, обычной его энергичной подпрыгивающей походкой вернулся на свое место.

>>> assert life == pain
Traceback (most recent call last):
File "<stdin>", line 1, in <module>
AssertionError
AdeptusCustodes  Offline Сообщение №4 написано: 05 Июня 2011 в 21:04 | Отредактировано: Raven18 - Суббота, 11 Июня 2011, 19:03



144
Позвольте и мне, - раздался голос, от звука которого содрогнулся лес. - Позвольте и мне, - еле слышный шёпот, словно ветер в траве. Взоры всех собравшихся обратились к фигуре закутанной в чёрный, изрядно поношенный плащ. Откинутый капюшон явил свету костра лицо мужчины средних лет, проборождённое уродливым шрамом. Через правый глаз пришельца тянулась повязка, всю левую сторону лица скрывала сложная татуировка. Главным же в нём было то, что от него просто разило Тьмой, не Злом а именно Тьмой. Тьма было в его душе, была его щитом и мечём. Слышали ли вы когда-нибудь о мире под названием Земля? Вижу что не слышали. Этот мир малоизвестен, так как напрочь лишён Магии. Абсолютно. Тем не менее это мой родной мир, мир где начался мой долгий путь по тропам Междумирья, чтобы привести в конце сюда, на поляну Вечного сна. Как же я вырвался из мира? Я был первым и единственным на Земле, в чьих жилах текла не кровь, а Сила. Сила вечной Ночи, дарующей отдых всему живому. Вот меня и заметил один звёздный странник, случайно забредший в наш мирок. Он поразился, проникнув в суть моей силы, той ярости что сжигала меня в то время. Странник забрал меня и привёл в место, которое он назвал Обетованным. Там меня встретили двое - Хаген и Ракот. Братья-боги и правители всего Упорядоченного. Ракот, названный Владыкой Тьмы, взял меня в ученики и учил на протяжении нескольких тысяч лет, прежде чем решил что я способен отправится в свободное путешествие. Что я и сделал. Прошло несколько эпох, я побывал в десятках тысяч весёленьких переделок. Дрался с Хаосом, Дальними, неназываемым и многими другими силами, мнящими что они имеют право на власть над всеми мирами. И вот как то я услышал, от одного н'аакху, про Эль’инн-на’синори. Час когда собираются дизвечные враги и просто путники, когда мечи не покидают ножен и каждый может поведать другим. Мне пришлось переломать н'аакху все пальцы и обе руки, прежде чем он открыл это место. Потом пришлось иметь дело со всем его племенем. Но...так или иначе я здесь и, как я вижу, многие здесь узнали меня и не прочь дотянутся до моего горла мечом. Охотно предоставлю вам этот шанс, но после и в другом месте. Лёгкий поклон в сторону среброволосой девушки и путник вновь накинул капюшон. Всем показалось что костер стал гореть ярче и ночные тени отползли немного назад.

iDrug  Offline Сообщение №5 написано: 05 Июня 2011 в 22:24


Очарователь


2268
И тут бесшумно вышел седой маг в ярких одеждах,цвета крови.Волосы его развевались по ветру,в правой руке он держал древний манускрипт,от которого так и веяло стариной.На маге были потрепанные одежды,по которым было видно что они побывали не в одном поединке, его лица не было видно так как его закрывали длинные седые волосы,по нему было видно что он знает больше чем любой мог бы себе представить.На голове же его была одета самодельная корона сделанная из рогов демона которого наш маг победил в честном поединке,этот шлем был в одно время и трофеем внушающим страх в сердца врагов и в другое время же он служил как шлем защищающий своего хозяйна.
На поясе у него была причудливая пряжка которая была похожа бесконечность,она сверкала и переливалась всеми цветами радуги, манила,и каждый кто бросал взгляд на эту пряжку терял спокойствие им овладевал хаос, и он либо уходил в себя или он терял рассудок.
Маг вышел.Вышел и раскрыл волосы , и все увидели что у него шрам меча или топора на лице, но никто не знал как он его получил.....
И тут Маг открыл свой манускрипт и всю поляну озарил яркий свет."Я хочу рассказать про Вальхалу прибежище богов и душ суровых войнов.Однажды когда учитель послал меня за редким растением которое растет там, мне повстречался Локи бог обмана и притворства он научил меня что слово самый опасный враг ,но оно же может и послужить мне и стать коварнейшим оружием в моих руках.И потом он исчез так же как и появился."
Маг также бесшумно сел на место но свет еще долго не покидал эту долину отгоняя злых духов.


Накс  Offline Сообщение №6 написано: 05 Июня 2011 в 23:42 | Отредактировано: Туерур - Понедельник, 06 Июня 2011, 15:27


Король дураков


1415
Человек, который долго сидел незамеченным, вдруг кашлянул...Все обратили на него внимание. Он был одет в жесткие кожаные штаны, и увидев это, поднялся и сказал -Да, эээ...Ну...Я..Адбырдунтохрноныл из Марзклавцвлпулвуафамля. Друзья могут звать меня Адбырдун....Что-ж, позвольте...эээ....и я тоже поведаю вам историю - он сел, и хлебнул что-то из своей фляжки - ух, чистая водяра....такую никто, кроме Иркуллаоалвавы не делает....У нас в деревне она вообще лучше всех настойки делает... Так вот, ик, позвольте и...хр...мне тоже рассказать вам.. -он как-то странно покачнулся - ИСТОРИЮ! Итак, одн...однажд...однажды утром я проснулс..я... Это было год назад, тогда я еще был юнц...юнцом в моей деревеньке....У меня был лучший друг - Михторнахоливрда...Михтонахоливрда....Михтонавх...Короче, просто Миха....Я ег...о так звал. И у Михи был талант к маг...магии...И, он решил зажечь факел, так как было тем...А, нет, я про утро рассказываю...Так вот, значит, просыпаюсь я - а Миха рядом пластом под столом лежит....Ну, я его, буж...бужу..., а он мне - Абырдун вскочил и начал отчаянно жестикулировать - КАААК ДАСТ! Ногой прям, до сих пор шишка осталась - Абдун нелепо плюхнулся на землю - и вот, мы них...ничего не помним. что вчера было, а голова - Абырдун снова вскочил и стал отчаянно жестикулировать - ТАААК БОЛЕЛА! Ужасно прям, до сих пор звенит... - он нелепо плюхнулся на землю, и отхлебнул из фляги - ну, достали мы, значит...во...водыы....даа....воды....Ну, и Миха, нажр...упившись водыы....Сжег деревню....Да...Хр... -голова Героя упала на хладную землицу, через 5 секунд он поднял голову, вскочил и начал отчаянно жестикулировать - ТАААК СЖЕГ, что до сих пор...горит.... - он снова нелепо плюхнулся на землю - и, вот, нас та...таки повели...в ближайший город...там нас...нас посадили - он вскочил и снова начал отчаянно жестикулировать - ТАААК ПОСАДИЛИ, что...а, хотя нет...Ничего - он плюхнулся на землю и завопил - МОЙ КОПЧИК! Я отшиб себе копчик...Как больно... - и снова отхлебнул из фляги - уже лучше...Ну значит, а мы с Михой протащили с собой 2 меха...водыыыы....да, воды...Ну, значит, нажр...выпили...И Миха сжег тюрьму - там же ка...камень был, а он его оплавил.... - вдруг Абыдун резко протрезвел, и ровно сидел, говорил он теперь ровным, тяжелым взглядом - и..я сбежал...но Миха...они повязали Миха...Они...пырнули его мечом...а потом....мечнули пырялкой...Миха был лучший....МИХА! - Абырдун заревел - ТЫ БЫЛ ЛУЧШИЙ.... - Абырдун мгновенно успокоился, и сел по турецки, достал из рюкзака плащ и трубку, а так же меч...одел плащ и закурил трубку - и вот, я отправился к Беззменным Тропам, где мне не разменяли мои Хоромлвхвядские монеты на Внеплаовзвалвские елыцаоми. Это у них монета такая... Ну, так вот, потом я пошел к Зменным тропам, где мне их разменяли...Я пошел в Нетуникакихтоваровград, и там не было никаких товаров! Представляете? И, тогда мой Ужасно Эпичный путь лег на Торгашетаввль... Там я купил себе рубашку, штаны, журнал "Горячие эльфийки", плащ и меч. Потом, после драки с бомжом, я, прочитав памятную речь над его хладным трупом, забрал с него дохлую крысу, рюкзак и посох Вневечного Великого и Ужасного Невозможно Мощного чихания... Кстати, хорошо, что вспомнил - сказал Абырдух и бросил дохлую крысу в костер (он крысу достал из рюкзака)- И я пошел в Великий Тайный Лес Забвения и Сырных Крекеров. Там я натолкнулся на Sirnius Crekerus, царство животные, вид - хордовые, семейство крекеров, но он для меня был слишком силен, его 3-х сантиметровое тело внушало благоговейный трепет.... Я побежал и очи мои орлиные увидели пред собой великий источник, и имя ему - Нереальносуронус.... И омыл я свой меч желе.... Аллюми... Медн.. Стразовый в водах его текучих и как ударил - Абырдун вскочил и начал отчаянно жестикулировать - ТАААК УДАРИЛ, что прям вообще - и наш Герой сел - короче, убил крекер... И собрал с его хладного трупа... Ничего. И попер я дальше. По пути встречались пара бандитов, но я их убивал своей пафосностью... А потом я нашел Камень Вечного и Ужасно Ужасающе Ужасного Созерцающего Созерца Созерцания А Также Халявной Ипотеки Запятая Просторных Трусов И И Вроде Как Все - и развел костер на поляне... Прочитав журнал, недавно купленный, и придя в себя от ужаса, что я там увидел, я пошел дальше. - и тут Абырдун резко вскочил и начал жестикулировать - И тут короче я иду а там такие «уааа», а я такой «киаа», и там еще такие «бдыщь-бдыщь», и тут Миха такой приходит «хаааа», и все такие «аааа», ну, и я такой «урааа», и Миха такой «ФЫЫЫЩЩЩЬЬЬЬ». – Абырдун сел – Итак, мы сожгли весь лес, и обчистили винный склад….Да, и потом мы, короче напились – Абырдун вскочил и снова начал отчаянно жестикулировать – ТАААК НАПИЛИСЬ, что аж страшно – и снова сел – и вот, я очнулся тут - Абырдун приложился к фляге и выпил до дна – и…поэт…поэтму, хоспода, я х…очу сказать…что…что…Мне ПО…Ра! – Абырдун вскочил и ,пошатнувшись, упал в костер….Его плащ цвета прогнившего холодца загорелся. Абырдун вскочил, и отчаянно жестикулируя побежал с поляны вниз…

Вроде как, ни одно правило не нарушено, надеюсь, вам понравится)

Rayter  Offline Сообщение №7 написано: 06 Июня 2011 в 10:48


lifeless soul


760
Вдали от костра во тьме ночи стояла фигура, напоминающая высокого широкоплечего человека. Он опирался правым плечом о ближайшее дерево, а в левой руке сжимал древко глефы. Дослушав последнего рассказчика, он двинулся к костру, протолкнулся сквозь сидящих и стоящих слушателей и вышел в свет пламени костра. Взору слушателей предстал рослый мужчина-человек средних лет с длинными русыми волосами и бородой, которая была заплетена в косичку. На лице красовались татуировка в виде бараньей рогатой головы на лбу и два сплошных параллельных друг другу шрама, пересекающих лицо по диагонали от правой брови. Одет незнакомец был в мощный металлический доспех, или точнее его остатки: все, что было на бородатом воителе - обрывки сильно покореженного, разорванного и местами пробитого доспеха, одного наплечника не хватало, второй был усилен массивной металлической пластиной, добрая половина нагрудника была кем-то или чем-то оторвана, остальные элементы доспеха были в большем порядке, но всеравно в большинстве своем изрядно потрепаны и пробиты в нескольких местах. Особенно выделялись мощные шипованные перчатки, предназначавшиеся, судя по всему, для атаки, нежели для защиты. Спину громилы украшал алого цвета поношенный плащ, снизу слегка оборванный.

"Генерал Эйнар" - представился, кивнув вперед головой, человек. Он взял в правую руку свое грозное оружие - глефу на длинном древке с широким, изогнутым в виде сабли, и зазубренным клинком. Развернув глефу клинком вниз, генерал воткнул ее в землю (как знак примирения) и присел у костра.

"Откуда у меня эти шрамы и что сталось с моим доспехом, спросите вы?!" - Эйнар оглядел присутствующих - "Тогда я вам расскажу!" И он начал свой рассказ:

"Было это три десятка лет назад, как помню, я тогда был самым молодым капитаном в армии своего тогдашнего короля. Вели мы войну против орд варваров, совершающих свои дерзкие кровавые набеги на наши города и деревни. Война эта длилась уже несколько лет, и с каждым годом варваров было все больше и больше, и мы уже не могли просто сдерживать их - надо было переходить в наступление. По приказу короля был собран небольшой отряд для атаки в тыл варваров. Должных укреплений варвары не возводили, поэтому при удачном нападении можно было разгромить их, не располагая особо крупными силами. Так вот шли мы тогда на север - в ближайшее к нашим границам варварское поселение. Цель похода была в отвлечении вражеских сил атакой на их деревню. Командир, солдаты и три моих верных друга - все были навеселе. Через пару дней пути нас догнал королевский посол с приказом от самого короля. Оказывается, что после последнего варварского нападения были похищены люди, а среди них и дочь короля. Кто бы мог подумать! Также стало известно, что варваров совсем немного, и они укрылись в развалинах старой крепости - как раз в дне пути от нашего местоположения. Командир тут же скомандовал о смене нашей цели, и мы двинулись к этим развалинам. По прибытии нас ожидала засада. На самом деле варваров было в разы больше, чем предполагалось. Крепость лежала в ущелье и защищена была не только мощной местами пробитой стеной, но и скалами. За этими скалами варвары нас и поджидали. За один их стремительный бросок наши ряды поредели почти наполовину, погиб командир. Оставшиеся перестроились в кольцо, выставив копья вперед, и прикрыв друг друга щитами, так мы смогли отбиться. Лучников у нас не было, так как наш рейд был рассчитан исключительно на рукопашные схватки. В пылу боя мне, как старшему по званию, пришлось взять командование на себя. Такая дерзость со стороны врага лишила меня рассудка и затмила мое сознание жаждой мести. Не раздумывая, я отдал приказ о штурме крепости через ближайшую пробоину в стене. Я первым вбежал в крепость и насадил животом на свою глефу ближайшего супостата. За мной в крепость пробились остальные. Один из моих друзей был лучником, он сразу занял место повыше на большом обломке стены. Солдаты, было, кинулись колоть и резать врага, однако сразу остыли, увидев, что в крепости врагов еще больше, чем было в той засаде… В стенах этой злополучной крепости нашли смерть два моих друга и весь остаток нашего отряда. Другу-лучнику и мне повезло больше - я получил удар молотом по голове (от смерти меня уберег шлем) и потерял сознание, а друга кто-то сбросил с обломка, где он потом пролежал без сознания, как и я. После этой ужасной бойни мы с другом, чудом уцелевшие, присоединились к армии короля, где поведали ему о случившемся. Через несколько месяцев с целой армией под командованием короля мы настигли тех самых варваров, уничтожили всех до последнего и освободили наших людей из рабства. Я в той расправе получил звание генерала за освобождение королевской дочери. Какая глупость! Радовало меня только то, что я, наконец, отомстил за своих друзей. После этого мы с другом покинули королевскую армию навсегда и стали наемниками. С тех самых пор я ношу этот доспех как знак моей ошибки, из-за которой погибло много хороших воинов, включая моих друзей. С тех самых пор я еще долго вел свою личную войну в рядах наемников с варварами, постоянно чувствуя вину за гибель своих товарищей по оружию... Этот кошмар преследует меня и по сей день… Я помню, как хватаю первого варвара перчаткой, ломаю его шею, захватываю древком глефы следующего и начинаю душить… В этот момент я получаю сильный удар по голове и теряю равновесие, падаю, но еще в сознании… Вижу, как два моих друга – оба превосходные мечники, напарываются на вражеские копья, а я ничего не могу с этим поделать… Вот я теряю сознание… А когда сознание ко мне возвращается, я вижу горы трупов… " - Эйнар тяжело вздохнул и затих, ударившись в горькие воспоминания.

Настоящая сила рождается в голове. Она заставляет идти, даже когда тело хочет упасть. ©
Tyddyner  Offline Сообщение №8 написано: 06 Июня 2011 в 12:27 | Отредактировано: Tyddyner - Понедельник, 06 Июня 2011, 15:12



106
- Наши пополаны, - скривился высокий и широкоплечий господин, закутанный в плащ. - И то лучше свои небылицы связывают.
Он откинул капюшон, богато расшитый серебрянной парчой и открыл всем свой высокий, покрытый небольшими морщинами лоб. У благородного нобиля, что было видно по его стати и богатому костюму, были недлинные, подвязанные кожанным ремешком чёрные волосы. О чудо, что за ремешок - весь в золотых штифтах с именами святых. На лице же благородного нобиля была небольшая бородка, аккуратно расчёсанная.
Осмотрев всех присутсвующих и, процедив сквозь зубы что-то вроде "сплошные кметы, вот даже в магию уже чёрный люд пускают", господин достал из сумки драконьей кожи большую, резаную из мамонтовой кости трубку и, щёлкнув пальцами, поджёг сухое курево лёгкой искрой, слетевшей с ногтей.
- Пожалуй мне стоит начать, - выпустив колечко дыма, величественно произнёс нобиль. - Моё имя Йобст IV Куршин фон Вильгельмгард, пэр Глуренции, герцог Альтенфельда и Лоувланта. История, которую я сейчас хочу поведать вам, началась весьма недавно. А кто бы мог подумать, что всё начнётся из-за обычной крестьянки...
...По лесу, будто на охоте, скакала группа молодых людей. Кони под ними были разгорячены, а сами юноши веселы. По богатой одежде любой и за пределами Великой Глуренции мог понять, что это молодые нобили выехали повеселиться - то есть, либо зайца пугливого гонят, либо уток едут стрелять, али из кабака в кабак перебираются. Ну или, на худой для чёрного люда конец, идут девок молодых щупать, руки свои холёные под юбки запускать. Да почему ж к несчастью? Вот если уродит девица сына от благородного господина, да докторанты и лекари докажут, что этот младенец - от благородного, то считай, старость обеспечена. Замуж, конечно, нобиль не возьмёт - да и кому нужна деревенская дурёха? - но сынку твоего оруженосцем али чародейским учеником возьмут, коли умный да сильный; коли красивый - то в барды определят, обучат, будет он целыми днями на тралалайке бренчать, слух господ услаждать; на худой конец, на кухню отправят, старшим поварёнком; ну а ежели урод родиться, тоже не беда - уродцы нынче на расхват, и для господ докторантов и для цирков призамковых - полезное приобретение. Вот посему трудолюбивые кметы и не возражали, что молодые господа по деревням проезжают, да девок ублажают. Как сказал нынешний король: "Породу вашу улучшаем, кметы, таки все когда-нибудь в нобили переберётесь".
Что же вернёмся к нашим героям. Всего их было пять - трое из них - все ещё наследники при живых родителях, один самостоятельный феодал, самый старший и один, при ком стоял регент. Плащи развевались за их плечами, и молодые люди всё быстрее гнали разгорячённых лошадей. Однако впереди показалась деревня и один из юношей, одетый в зелёное и фиолетово, поднял руку, принудив всех остановиться.
- Дорогие мои названные братья. Во славу господа нашего Боногора, да не погаснет его бонг с травой мудрости, предлагаю вам атаковать эту деревню, как богомерзских старбов. Во имя господа, за мной, герцогом Альтенфельдским!
С весёлым гиканьем "надежда и будущая опора Глуренции" (по словам нынешнего короля Альбертрана II, да продлит Боногор его годы) поскакала прошвырнуться по дочкам пахарей да кузнецов.

***

- Неплохо, неплохо, - произнёс молодой герцог Альтенфельдский, поглаживая прильнувшую к его костистому плечу девичью головку. Племянница деревенского священника, сирота, мирно сопела.
- Да ты чего ещё с ними говоришь, что ли, Йобст? - спросил у герцога наследник соседних земель Баренфельда, маркиз Феврон фон Кентерштракуер. Он сплюнул тягучую и коричневую, цвета дерьма, слюну от табачной жвачки на сено и звонко, тяжелой оплывшей рукой, щлёпнул отдавшуюся ему дочь пекаря по толстой заднице. Та взвизнула и вскочила с сеновала, подбирая по пути свои юбки.
- Эй, боров, ты полегче! - прикрикнул на толстяка молодой герцог Йобст. - они конечно, кметы, но мои кметы, так что не надо уж их увечить. У тебя же рука - любой огр позавидует.
Толстый маркиз утробно засмеялся, из-за чего затряслись его подбородки и щёки. ОЛтдышавшись, он спросил:
- А где этот, граф Весторек? чего он, на кузню пошёл?
- Угу, - ухмыльнулся герцог Йобст. - сам-то он щупленький, магик, крупных баб любит...
- Ну коли так, сходим к нему.
Натянув свои штаны и поцеловав на последок спящую девушку, герцог не без удовольствия наблюдал, как маркиз потерял свои штаны. Хорошую девку он ему подсунул, исполнительную - уволокла дочка пекаря благородные кальсоны, будет, чем доказать родство возможного бастрада с жирным правителем Баренфельда.
В конце концов, маркиз вышел из амбара в одних подштанниках с сапогами. Его провожали изумлённые взгляды кошек, которые сидели в амбаре, чтобы ловить мышей.
Чертыхаясь, маркиз Феврон чуть ли не выбежал из амбара - следом за ним, ухахатываясь, вышел герцог Йобст Куршин.
- ну я тебе это припомню, друг мой герцог, - попытался весело бросить Феврон, но тут же сник, увидев изветсного шутника, наследника графа Всанского. Ну всё теперь ему не уйти от похихикаваний и перешёптываний за спиной, ещё как минимум полгода.
Поприветсвовав графа, они уже втроём отправились к кузне, к которой сбеглись уже все жители деревни.
- Что здесь происходит, проклятые кметы? - проорал на своих серфов герцог.
- Ох, Ваша светлость. хорошо, что вы здеся! Тут такое творится! - запричитал тут же высокий худрй старик, очевидный деревенский староста.
- Чего творится-то? Этого магика-недоучку дочь кузнецкая молотом пришибла? - спросил Йобст, опасаясь самого худшего.
- Да нет же, нет... Сами сходите и посмотрите да успокойте дуру енту, а то она там заперлась, никого в кузню не пускает!
Выругавшщись столь грязно, что некоторые деревенские бабки покраснели, герцог щирком шагом двинулся в двери. По пути, когда герцог уже заходил на крыльцо, ему под ноги кинулся невысокий, но очень широкоплечий мужичонка.
- Какого хрена, десять тысяч чертей в твой афедрон! - проорал герцог, споткнувшись.
- Не вели казнить дорогой герцог! Я кузнец деревенский, Тавдом меня кличут!
Герцог Йобст соизволил посмотреть вниз...
- Гном? Да в деревне? Не увидел, не поверил бы... И чего же тебе, бородоголовый?
Гном в кожаном фартуке с бородой, что была вся в подпалинах, взял руку герцога своими тонкими, но мощными и мозолистыми пальцами и произнёс:
- Таки мы ж недавно сюда переехали - я да жинка моя, человечка, да дочка моя от неё, у ж не в обиду вам сказано герцог. Года четыре назад... Я к вашему батюшке , да дарует ему Боногор царствие небесное, в День Святого Иеронима на поклон ходил в сам Альтенборг, может помните меня?
Герцог припоминал только свои пьяные бредни однако кивнул.
- Ну таки вона-как, - прокряхтел гном. - Вы уж её дуру простите, тем более, я в окно загляждывал, с магиком всё нормлаьно вроде как, только уж верещит он больно...
Не слушая больше гнома, герцог, коротко произнеся заклинание, вышиб дверь и всю баррикаду за ней ударом кованного сапога, усиленного магией. И сполз на крыльцо, на глазах удивлённых кметов рыдая от смеха.

***

Магик, молодой маркиз Вапренкосский, обиженно сопел носом. Ну не ожидал же он, что кузнец в деревне гномом окажется да дочка ег полугномкой будет... Он конечно вежливо постучался, кузнеца дома не было, девшушка, хоть и удивила его своим подгорным происхождением, показалась дварфу очень даже ничего... И если бы не нелепая традиция...
Как известно, все гномы ставят кузнечные молоты вверх бойком, дабы не обидеть дух иснтрумента. Может, из-за этого гномы лучше куют, однако...
Он зацепился плащом щепу на рукояти и тот упал ему на кованный носок сапога. Отскочил, слава Боногору, но переломал пальцы. А потом все кувалды, пока он орал, а девушка испуганно прыгала вокруг него, попадали на его плащ да придавили его к полу и он чуть не задохнулся, от натянувшейся на горл застёэки плаща. И пока дочка гнома раскидывала кувалды, как раз и вошёл герцог Йобст, а за ним ехидный субграф Всании... Да уж, у шутника сегодня уроайный день для историй...
С перешучиванием молодые ноибили и не замтеили что пропал пятый - граф при живом регенте, Теодор фон Баркгрунборг.
- Никто не видел его? - спросил герцог Йобст, когда всадники вернулись в деревню, искать незадачливого товарища. - Графа, аткого рыжего, кучерявого?
- Ентого рыего что ли? - неодобрительно спросил староста. - Так он в лес за ентой... девчушкой убёг... нучкой мельничихи...
- Далеко убёг? - раздражённо спросил герцог Альтенфельда.
- Да не должон был далеко... Чай, всего полчаса прошло, как я его на опушке видел...
- Идём, - сказал гецог друзьям, спешившись....

***

Лес, показавшийся герцогу сначала небольшим и светлым, довольно бысто приобрёл мрачные очертания, стоило всего птять минут прошагать в чащу. Толстые и узловатые стволы деревьев покрывали странные наросты - в них, как знал герцог, строили свои гнёзда пауки-корнеежоры. Ветви же деревье уходили довольно высоко, сплетаясь и образоывая сплошной полог. То тут, то там мелькали мелкие зверьки, перепрыгивали с веткина ветку летяги...
Неожиданно начались попадаться поляны, на которых росли дурмацветы, распростарнявшие вокруг приторный аромат. Кк знал герцог весной селяне варят из оных дурмацветов, которые ещё не собрали яд, дуровуху и пьют её, приближаясь по состоянию к свихнувшимся обезьянам.
- Эй, посмотрите сюда! - крикнул толстый маркиз, указывая сосисковидным пальцем на крпуную поляну. В центре поляны валялся красный плащ графа Теодора.
- Хм... как видно, поразвлекался наш граф, - с напряжением сказал герцог Йобст. - Но куда он делся и почему оставил плащ?
- Эй, Йобст! - обратился к нему граф Всании. - Смотри - тут трава примята, да выдрана, будуто за плечи кого-то тащили, а сапоги по земле волочились... что это?
Герцог молча указывал на крупных булыжник, слегка покрытый кровью, который он нашёл в кустах.
- Дело тут нечисто... Надеюсь, что граф ещё в живых: девица, кажись, из Полесного братства... Они и дядюшку моего убили, - зло произнёс герцог Альтенфельда крутя в руках измазанный кровью булыжник. Потом он резко повернулся к магику, будущему маркизу Вапренкоса и приказал: - Читай по крови.
Герцог Вапренкосский, который хромал и опирался на выданный ему в деревне костыль. не раздумывая, кивнул и взяв камень в руки, прислонился языком к крови. Некотрое время ничего не происходило, однако спустя несокько мнговений глаза мага загорелись красным, а волосы зашевелились подобно змеям. Всё это продолжалось с полминуты. однако потом магик отбросил камень прямо от себя.
- Туда, - на лбу маркиза выступила испарина, гшолос стал хрипеть. - Он там...
Сломя голову друзья побеали через лес, граф Всании поддерживал плечом магика. Герцог же выхватил из-за пояса свою кавалерийскую саблю и пробормотал несоклько боевых заклинаний.
Спустя пять минут все четверо были на месте и картина, которую они увидели,Ю поистине была ужасной.
Ыцентре поляны, сплошь заросшей дурмацветами, лежал труп графа, который обгладывало, плотоядно порыгивая, какое-то существо. приглядевшись, гецог увидел, что это молодая голая девушка... Однако спустя всего моент он оставил свои раздумья и уже накладывал на свой сапог заклинание усиления, так как оборотница бежала прямо на него.
Резкий удар, вспышка рассыпавшегося заклинания и боль в ноге. Наверное, герцог сломал себе плюсны, однако заклинание было сделано - перекувыркнувшись пару раз, чудовище упало на спину. В него тут же полетели огненные шары от магика, однако девушка ловко увернулась и, подпрыгнув, оттолкнулась от дерева и налетела прямо на графа Всании. Тот выставил рапиру, но оборотница, слегка порезавшись, отшвырнула клинок и уже приготовилась вцепиться графу в лицо, как вдруг её сбил резким броском всей своей туши маркиз Феврон. Но девушка саданула его когтями по пухлому лицу и он, вскрикнув, упал. Однако раздался выстрел и голова твари буквально взорвалась. расплескав по поляне мозги и осколки черепа...

- Это конечно, не причина моего пребывания здесь. У меня припасено ещё мого историй отом, как я попал сюда, - докурив трубку, улыбнулся герцог. - Но всё началось именно оттуда... Война в Глуренции, наступлние императора Старбии, осады и ещё раз осады.... И да - всегда пользуйтесь магическими зарядами для своих пистолей, - герцог откинул плащ, обнажив воронёную сталь ствола. - очень, знаете ли эффективно...

Noramel  Offline Сообщение №9 написано: 07 Июня 2011 в 00:07



62
В сумерках из самой гущи зарослей кустарника пламя костра отразили два лиловых глаза, и... на небольшую освещённую луной лужайку выскочил самый обыкновенный кот, если только не считать сильно потрёпанного вида и через чур уж одичавшего взгляда. И только было все повернулись обратно к весело порхающим в ночи огонькам, творящим вокруг себя тепло и уют, как вдруг в их головы, в их мысли словно ментальным штормом ворвались чьи-то чужие непонятные и неясные воспоминания и эмоции. Постепенно и очень скоро они начали обретать форму и наконец...
- Простите, что вторгаюсь в ваше общество... - раздалось в голове каждого. - Мне бы хотелось просить вас, чтобы, как только забрезжит рассвет, вы окончили мои страданья и вонзили нож в моё сердце. - Кот мерной лёгкой поступью прошагал к самому костру и развернулся ко всем присутствующим. - Но пока время отмеряет последние часы моей жизни, я поведаю вам свою историю. И да: с вами говорит вот этот вот кот, которого вы перед собой видите, хотя и под его личиной теперь скрывается совсем иная сущность, нежели была когда-то. Также постараюсь быть кратким и опущу всё, кроме основного. Итак...
Это тело, как и кроха от его сознания, появились в этом мире и прожили в нём достаточно большой срок без моего вмешательства. Но однажды, когда это животное спало, моё сознание влилось в его разум, тут же начав постепенно изменять его... Та размеренная, тихая и безмятежная жизнь, что лелеял этот домашний питомец в одной из человеческих деревень с далёкого юга, вскоре оборвалась, ибо не было более покоя в зарождающейся душе, и что-то внутри постоянно побуждало искать: что именно - сказать было нельзя, но это непременно бы стало ясно, как только поиски бы окончились. Я стал скитаться по дикой природе, от поселения к поселению, где люди кормили меня и помогали мне восстановить свои силы; и вот однажды мне удалось разыскать нескольких магов, которые в свою очередь тоже искали меня; они-то и вернули мне память, окончательно уничтожив сущность зверя в этом теле, и они поведали мне историю моей любви...
Телепатический голос на мгновение замолчал, но вскоре обрушился с новым потоком чувств прямо в сознание присутствующих. Всё было так, как-будто они сами пережили то, о чём только сейчас узнавали...

Трилсав. Трилсав Корвингский - лорд солидного клочка северных земель и боевой маг, теперь уже в ранге командира. Несмотря на мой феодальный статус, моё детство было тяжёлым: единственным радостным моментом, что отпечатался в моей памяти были те дни, когда я играл со своей младшей сестрёнкой в окрестностях поместья моих родителей, что было в степях к юго-востоку от нашего замка, и куда мы переезжали с первой, запаздывающей, как это обычно бывает на севере, оттепелью. Помню, там часто было облачно и сыро, а воздух был чистым, как долгая роса поутру, и очень мягким, приятным; несмотря на дожди, мы часто убегали с сестрой далеко от дома и даже иногда ночевали в небольших пещерах, в которых водились всякие забавные безглазые существа. Моя сестра скончалась в 12 лет от болезни, как сказали: от осложнений, связанных с переостужением. Отец, как мог, уделял нам достаточно много времени; когда моей сестрёнке исполнилось три годика, наша мама умерла: её повозка по дороге домой случайно угодила в место разборок двух влиятельных бандитских группировок; я дарил своей сестре тепло и ласку, бывало баловал её, играя в исполнителя желаний, чтобы она не так скучала по матери. Когда вырос, я решил податься в орден Боевых магов: о нём можно рассказывать долго и много, но скажу только одно: он пользовался большим авторитетом как в нашей стране Паэнмилсе, так даже и в соседней Кардиде, но вот самих вэнсиэн алур (имя данное боевым магам давно канувшими в лету эльфами) остерегались и даже побаивались. То, что меня взяли в орден, было большим достижением, даже не смотря на то, что я был сыном лорда, ибо "организация" сия была чем-то вроде замкнутой общины, а устои и обычаи требовали набирать учеников только из круга потомков первенцев вэнсиэн алур, к коим, разумеется, я не принадлежал; помогло мне то, что мой род издревле был главным поставщиком провианта для ордена. Обучался я, как и положено, поначалу всему, чему и остальные маги, но лично для меня было куда важнее силовая сторона: я дал слово, что сумею защитить близких и вверенных мне подданных. Через какое-то время упорством и усилиями я достиг того уровня, когда магу препоручали командование небольшим отрядом, если быть точнее, то из 6 бойцов, включая самого предводителя. Мои подопечные: Горнерт, Ламиессен, Калус, Пануон и Хисерий были замечательными ребятами, на которых всегда можно было положиться, мне дали право самому их отобрать. О них также очень многое можно было бы порассказать, но на то могут уйти целые часы. коими мы не располагаем, поэтому просто скажу, что моя команда была очень слаженной. И вот, в пору, когда между нашими странами разгорелась война (а на материке Феменос их только две), мой отряд направили в гильдию магов (которые имеются, насколько мне известно, почти при каждом государстве): поступило сообщение, что вражеский маг-лазутчик сумел там открыть проход в план демонов - поступок в равной степени сколь необдуманный, столь и безрассудный; и, дабы сие не привело к катастрофическим последствиям, как в эпоху кровавых лун, что была уже около 9 столетий тому назад, нас в срочном порядке направили в цитадель магов нашей страны. Тут стоит оговорить крайне важный во всей этой истории, если не ключевой, аспект: параллельно нашему материальному миру существует некое Пространство духов, которое в свою очередь делится на три плана: план демонов (план альв), план духов (план сэльвов) и мир усопших душ. Духи - основа главной, но не имеющей превалирующего значения религии в наших странах: считается, что эти духи определяют как ход развития истории, так и нашу судьбу. Среди магов же в сэльвах (как звали тех духов эльфы) видят просто нейтральных, пассивных наблюдателей, цели которых по сей день неизвестны никому: интересно, не потому ли, что они бездействуют, или может их активность невозможно проследить для нас, смертных из материального мира... так или иначе, считается, что они занимают, владеют большей частью того Пространства, и, по сведениям оставшимся нам от эльфов, ни демоны, ни души умерших не осмеливаются посягнуть на их территорию, хотя, возможно, они просто в этом никак не заинтересованы. Зато альвы (как звали демонов эльфы) проявляют большие старания, чтобы попасть и остаться в нашем мире - мире людей, причём их поведение при этом отличается не малой агрессией, необъяснимой для нас, и ещё с уверенностью можно сказать, что даже один альвинг (а в наш мир по непонятным причинам до сих пор удавалось прорваться только представителям мужского пола) чрезвычайно могущественный и опасный соперник. Вообще же остаётся неясным разделение полов в эфемерном непостоянном Пространстве духов: вопросы "для чего оно?" и "какова его причина?" по сей день не сыскали хоть сколько-то обоснованного ответа. В заключение стоит отметить, что план демонов отличается высочайшим эмоциональным фоном. Ну и наконец План усопших душ или загробный мир, как его называют в народе: о нём очень мало что известно, и сейчас совершенно не обязательно тратить ваше внимание, отвлекаясь на его описание.
Итак, мы - я и мой отряд - прибыли в небольшое фортифицированное поселение - оплот магов гильдии Паенмилса. Двор, как и первые этажи главной цитадели, пугал своей безлюдностью. В самом же здании было темно. Мы начали восхождение к верхним уровням, откуда еле слышно доносились звуки разгоревшейся битвы. И вот тут и случилось то, что перевернуло судьбы двух, а быть может и куда более многих людей: мы повстречали демонессу. Каким-то поистине чудесным неведомым образом ей удалось ускользнуть от гильдейцев, но уйти от нас, и она это понимала, ей бы не удалось. Внешне она очень сильно была похожа на обыкновенную девушку. Её изумительная лавандовая кожа слегка мерцала в лунном свете, пробивавшемся через окно; тело было окутано неоднородным дымчатым полупрозрачным веществом неизвестного происхождения, которое постоянно двигалось вокруг неё, вследствие чего на его поверхности образовывалась рябь, чем-то похожая на кружева на одежде знатных особ. В некоторых местах, там, где кожа обычно грубее, её тело было покрыто золотистыми чешуйками. Её ноги слегка изменённые в зоне колен с подавшимися назад голенями оканчивались очень когтистой, тем не менее весьма человекоподобной ступнёй. Руки и вовсе были почти совсем как у людей, если только не считать длинного шипа выпирающего из локтя вверх параллельно предплечью и такой же как у ног когтистости. Пожалуй, главные её отличия от нас были на голове: не чёрные, как мне показалось сначала, а глубокие, как дали ночного неба, глаза имели желтоватый ободок-кружочек вместо зрачка, который словно затягивал в пустоту в центре глаз. Волос. как и ушей, на её голове видно не было: вместо этого там можно было обнаружить нечто вроде двух кожистых отростков сиреневого цвета, по форме чем-то отдалённо напоминающих детскую руку от локтя, только более тонкую и длинную, а главное без кости; они начинались как раз где-то в зоне ушей, поднимались вперёд и вверх, в сторону лба, затем вертикально через вески и далее поверху через макушку направлялись к затылку, а на её плечах уже можно было различить ниспадающие длинные пальцы "пятерней" этих удивительных образований. Должен признать, всё это нисколько не портило её прелестный вид; скорее наоборот: добавляло ему какой-то странной неземной привлекательности. Но более всего меня и вообще всех нас поразило то, что она могла говорить! Считается, что те, кто населяет Пространство духов, общаются путём установления ментальных связей, в ходе чего происходит нечто вроде обмена информацией или эмоциями, а, быть может, и чего-то ещё, неподвластного нашему разуму. Так или иначе, но сам принцип контактирования или чего-то навроде общения у них совершенно иной. Как и внешность, её голос был завораживающим: мягкий невысокий с лёгким носовым приглушением, он отдавал детской наивностью и любознательностью, нотками мальчишеской уверенности и беспечности и совсем немного усталостью. Хотя было очень хорошо слышно с каким трудом ей даётся наша речь.
В общем мы дружно решили тайно и незаметно вывести её отсюда и подарить ей то, чего она так желала: показать ей наш мир. И, если вкратце (очень вкратце), то нам это удалось. Альву на попечение оставили мне, как наиболее сильному из команды, остальные же занялись сокрытием факта её существования в нашем мире. Долго ли коротко ли, скоро я покинул ряды орденцев, пустившись со своей спутницей жизни в путешествие по всему миру: для сего мне отрядили единственный пригодный для такой цели корабль, что был во владении моего рода. И приключения начались... Должен сказать, что альва очень долгое время относилась ко мне с подозрением (в чём её, разумеется, нельзя упрекнуть), хотя конкретно о том, что она думала и испытывала, узнать было крайне сложно, да и, признаться, после долгих лет пребывания рядом с ней, мне редко удавалось понять мысли и... мм-м, чувства? Да, она была очень эмоциональной, и это, вместе с той неразвеиваемой загадочностью, что лежала в основе её миропонимания, очень привлекало меня в ней. Я быстро привязался к ней; она всегда казалась приветливой, добродушной и по-детски наивной, но, в силу своей немногословности, что она чувствовала на самом деле зачастую оставалось тайной. Её отношение ко мне изменялось очень медленно (я бы даже сказал крайне медленно) и постепенно. Большинство людских обычаев ей были чужды, вплоть до того "зачем люди постоянно носят на себе этот внешний покров?", т.е. суть одежду: думаю смысл этого, сколько бы я ей не объяснял, до неё так и не дошёл, хотя она всё же стала стараться следить, чтобы её что-нибудь "покрывало", в редкие минуты своей разговорчивости, сетуя на то, как же это неудобно: мол в её мире с той изменчивой дымкой, что витала вокруг неё, это дело было куда проще, ибо хватало только "направленного всплеска своего настроения". Кстати, тут сразу замечу то, на что однажды невольно обратил внимание: она была действительно девушкой, т.е. физиологически, хотя, конечно, за более тонкие особенности строения её организма я не берусь говорить: в конце концов кто знает, может внутри у неё какой-нибудь магический магматический сплав, что, разумеется, маловероятно, но тем не менее. Так или иначе, придя в наш мир, ей пришлось жить по законам человеческого сообщества, т.е. я хочу сейчас сказать, есть, спать и пользоваться услугами уборной (ибо даже самые великие эльфийские маги в этом нуждались), хотя по поводу сна ничего однозначно сказать не могу: она просто впадала в некоторое оцепенение, состояние покоя с открытыми глазами, а жёлтый ободок обозначавший зрачок в них постепенно блёк и тускнел, пока не становился матово-чёрным; да на счёт еды и, так сказать, её выхода: ела она крайне мало, и как-будто питалась чем-то другим, например, магическими энергиями, пронизывающими наш мир, или, быть может, до сих пор посылаемыми ей с плана демонов мистическими эманациями, несмотря на то, что проход тогда в гильдии мы запечатали.
Спустя многие годы и пережив великое число самых разнообразных и интересных вещей в своих странствиях, моё здоровье начало стремительно ухудшаться. Причина была тому всего одна: боевые маги дорого платят за свою непомерную силу и выносливость: в среднем срок их жизни сокращается на 30 лет. Я не рассказывал об этом Сильрейн - именно такое имя она себе выбрала, что немного странно и даже удивительно, ведь так когда-то звали мою сестрёнку (!). Мне хотелось грызть камни или кинуться в самые пучины моря, моя душа медленно разрывалась на части принося поистине адскую боль, несопоставимую с физической, ибо не было от неё спасения: я думал о том, что же станется с моей драгоценной Силли, когда меня не станет, ведь этот мир настолько же враждебен ей как кишащая рыбами лагуна для дождевого червя. Демонов или демонесс ненавидят и не приемлют основательно все народы: будь то гномы или горцы, маги или обычные люди. Во всём этом мире до сего дня она могла опереться только на меня, только мне она могла доверить свою жизнь, свою безопасность и... свои чувства, ощущения, только со мной она могла открыто и безбоязненно поделиться своими мыслями сыскав долю понимания в ответ. И вот, совсем скоро ничего этого для не станет, она навек останется одна, и, если в скором времени не погибнет, то обязательно станет чьей-нибудь подопытной (тех же орденцев) или наложницей, что куда хуже смерти... Конечно я вспоминал о своих друзьях - ребятах из своей бывшей команды -, что остались на моей родине в Паенмилсе, но вряд ли бы она могла довериться им также как мне... Словно чувствуя, что со мной происходит, альва стала ко мне крайне благосклонной и проводила со мной почти всё время. И вот однажды, ночуя вдвоём на поразительно красивых берегах, мы с ней впервые за то долгое время, что пробыли вместе, сблизились... те мгновения, наверное, были самыми счастливыми в моей жизни... и тут я вдруг проговорился: я рассказал ей о том, что мне отпущен ещё не такой уж и большой срок; я предложил ей отправиться обратно в её мир, потому что здесь её не ждёт ничего, кроме боли и горечи... Она ответила, что это глупо и... (она не могла подобрать слова) в общем это поступок на поводу у слабости, а так делать она не собирается. Но потом, ближе к утру, неожиданно она сказала что подумает, и почти сразу добавила, что согласна. В тот момент моя, раздирающая душу, словно плоть проржавевшими гвоздями, боль, сменилась белой светлой тоской и печалью: сразу стало невыразимо легко, будто каменный покров с сердца и ком в горле развеялись в пыль и я воспаряю к закату... осталась только тихая грусть расставания, покрытая радостью за мою Силли, радостью за то, что с ней всё будет в порядке... Я понимал, что вернуться обратно она уже не сможет...

Отправляясь обратно в свой мир и прощаясь с Трилом, я могла думать только об одном: о том плане, что родился в моей голове в ту ночь, когда он рассказал мне, что жизнь покидает его. Тогда я решила, во что бы то ни стало спасти его, и только я могла это сделать! Когда я жила/существовала/пребывала в мире альв (теперь уже и не могу его назвать своим), я "слышала", что сэльвы обладают колоссальным объёмом жизненной энергии, и способны обмениваться ей не только между собой, но и с любым другим. Демоны бывало пользовались этим и заключали с ними нечто навроде "сделок". Хотя какая выгода была от этого сэльвам я понять так и не смогла. Но теперь же только они могли мне помочь, ведь мой... "друг" (?), мой бесконечно близкий мне человек так отчаянно нуждался в их энергии, что покидала его самого, ибо вэнсиэн алур погибают так рано только из-за "магического истощения". Так или иначе, я прибыла в бывший некогда моим мир и отыскала в нём Мельфигара - старого, умудрённого опытом, но потерявшего уже всякую цель (как и большинство демонов "в возрасте") альвинга, с которым немало общалась на ранних стадиях своего развития (молодости?), и от которого получила немало полезных советов. Раскрывать тайны, что же побуждает демонов так рваться в мир людей, и что есть они сами я сейчас не буду - нет времени; главное, что вы должны сейчас узнать, это то, что он в очередной раз помог мне, выслушав мою историю, и благодаря ему очень скоро я попала в план к сэльвам, где почти тут же сумела найти двух, кто согласился поделиться со мною потоками энергий, что были в избытке в их мире (оказывается сэльвы вообще делают это, как правило, задаром: им это ничего не стоит и доставляет даже некоторое... мм-м, удовлетворение?). Но чтобы энергия начала поступать в мир смертным и смогла найти в нём именно того, кому она предназначается, кто-то должен указать на него повесив на него некий "астральный маяк", а для этого потребуется сначала вырваться в этот самый материальный мир, где существуют люди, и разыскать в нём того самого человека. И тут я осознала, что просчиталась... Моей ярости и боли не было предела!.. Известно, что попасть в материальное измерение можно примерно раз за сто лет (по меркам людей), ибо для открытия прохода требуется очень сильный посыл с мира людей, а такой роскоши у меня не было... Опустошённая я вернулась к своим и рассказала всё Мельфигару. После некоторого раздумья он спросил, насколько важно для меня всё это, и я ответила, что дороже собственного бытия. И тогда он предложил мне единственный выход: Используя часть той энергии, что дали сэльвы, он перекинет мою "ментальную сущность" (т.е. всё, что я есть в этом мире) в пространство постоянных материй (т.е. человеческий мир), но там я смогу пребывать лишь в бестелесном состоянии и очень недолго: главное - успеть вселиться в кого-то или во что-то живое (например. дерево), чтобы потом суметь в полученном обличье донести "маяк" до адресата, до моего Трила... Я согласилась не раздумывая, и вот: я оказалась в теле вот этого кота.

Большинство из тех, что сидели около костра, невольно ахнули...

- Те маги, о которых я говорила в самом начале, что возродили во мне все эти воспоминания... Это были Горнерт, Ламиессен, Пануон, Калус и Хисерий, но... Трила с ними не было... Они искали меня, но... он уже умер...

Вдруг оболочка кота развеялась и пред взглядом присутствующих из млечной дымки материализовалась альва: та самая, что только что была в видениях в голове у каждого: с безупречной гладкой бледной лавандовой кожей и золотистыми чешуйками, с тем самым приветливым выражением лица, только теперь подёрнутым неумолимой скорбью, с теми самыми бездонными глубинными глазами. И эта альва, Силли, как звал её когда-то боевой маг по имени Трилсав, больше не видела смысла в своём существовании, и теперь она желала только одного...

"Лучше заблуждаться в одиночку, чем следовать толпе" (Бернард Шоу)
"...Отныне я - просто player,
Я ни о чём не жалею..."
Андрей  Offline Сообщение №10 написано: 10 Июня 2011 в 21:29 | Отредактировано: Андрей - Понедельник, 20 Июня 2011, 11:39



1737
Тут один из рассказчиков заметил, что чуть вдалеке, кто то лежит на траве и смотрит на звёзды.
- эй, незнакомец ! , присаживайся у костра, погрейся.
Незнакомец повернул голову и посмотрел на позвавшего его, неспешно встал и подошёл.
- здравствуйте. Каждый из вас мастер своего дела, и я буду рад разделить с вами тепло этого костра.
Сидевшие, были заинтересованы гостем и внимательно его рассматривали. Ещё до того, как незнакомца озарило светом костра, по его лёгкой походке и силуэту, было видно, что он Эльф. Одет он был в тёмный плащ с накинутым на голову капюшоном , закрывавшим большую часть лица. Но как только он вышел на свет и снял маску, то сразу стали заметны его необычные для эльфа особенности : волосы его были заплетены в толстые косы, на лице были рунические татуировки, и что самое странное для эльфа , борода. Но больше всего внимание привлекало его оружие – крайне необычный лук.
- позвольте представиться, Андреус Дрэм .
Присутствующие также представились и поздоровались, и Андреус сел рядом с костром.
- ну что же Андреус, расскажи нам о себе, поделись с нами своей историей.
- Можно и рассказать. Я заметил, что вы несколько удивлённо смотрели на моё лицо, так позвольте я расскажу .
Ещё в младенчестве, на Эльфийское поселение в котором жили мои родители и родился я, напала стая оборотней, была кровавая бойня, каждый из Эльфов стоял нескольких оборотней, но их было слишком много и никому кроме меня и моей матери не удалось спастись. Мать была сильно ранена и из последних сил несла меня сквозь чащу леса, пока не вышла на дорогу, где проходил караван гномов торговцев. Они хоть и недолюбливали эльфов, но не могли оставить умирающую женщину с младенцем. Гномы подобрали нас и попытались помочь матери, но было уже слишком поздно, она умерла. Тогда было решено отвести меня в моё поселение, но когда туда прибыл караван, то там уже не было ни оборотней, ни трупов ни даже домов, было сплошное пепелище. Один из гномов, которого звали Ланеак Дрэм , пожалел беспомощного младенца и решил оставить его у себя, до тех пор пока он не встретит эльфов которые согласятся принять его к себе.
Шли годы, я рос, Ланеаку так и не встречались эльфы. Постепенно сам не заметив, Ланеак привязался ко мне, а я к нему, он стал мне отцом. Большинство гномов недолюбливали меня, и мне приходилось постоянно бороться за право находиться среди них, от сюда и татуировки на моём лице, символизирующие что я прошёл обряд инициации. В детстве я рос примерно с той же скоростью что и мои сверстники гномы, но поскольку я был чужаком, то не мог примкнуть ни к одной из каст. Так как мой отец был торговцем, то я часто бывал в разных местах :городах и сёлах, на ярмарках и в храмах, я видел мир таким, каким его не видели многие из тех кто пытался унизить меня в нашем подземном доме. Зная как разнообразен и прекрасен мир, я не обращал внимания на издёвки окружающих, мне хватало любви отца. В Шотергольме, так назывался наш городок расположенный под одной из скал, носящих имя спящего дракона, я помогал отцу в лавке, а также разносил письма так как был самым быстрым и юрким. Ланеак учил меня владению гномским оружием, гномским обычаям и обрядам, и какой же гном без бороды, но тут у меня возникли проблемы так как борода у меня росла намного хуже чем у гномов, правда за столетия я всё же вырастил бороду которой гордился бы мой отец. Со временем окружающие привыкли ко мне и стали воспринимать как своего. Я нашёл много друзей среди тех кого раньше мог назвать врагами. Жизнь налаживалась. Но со временем всё заметней становилась разница в старении гномов и эльфов, в то время как я выглядел молодым юношей, у моих ровесников уже начала появляться седина. Со временем ни стало и отца, и я решил отправиться покинуть Шотергольм. Много лет я бродил по миру, стараясь нигде не оставаться на долго и не привязываться к людям, дабы не чувствовать горесть потери близких.
Однажды в одной из таверн я встретил пожилого эльфа , он был седым но по-прежнему ловким и быстрым. К нему пристала шайка пьяных бандитов, и начала требовать деньги, один из них даже потребовал сплясать для него, но этот пожилой эльф не как на них не реагировал, и спокойно сидел, продолжая осушать свой бокал. Самый пьяный из этих разбойников потянулся за кинжалом, и остальные поддержали его, достав своё оружие. Эльф спокойно допил и встал. Разбойники чуть отступили, а потом, под вопли своего главаря кинулись на эльфа. Но пара неспешных и грациозных движений эльфа раскидала смутьянов по полу. Я был настолько впечатлён тем, как красиво и аккуратно (не сломав даже кувшина со стола, хотя обычно такие драки заканчиваются поломкой большей части мебели) он с ними справился, что подсел к нему и заговорил. Беседуя, я узнал, что эльфа звали Литон, и то, что он так же как и я странствует по миру. Мы подружились и ещё долго путешествовали вместе, он обучал меня эльфийским обычаям и обращению с эльфийским оружием, а также он поведал мне секреты рукопашного боя. Хот за время наших странствий, я и сблизился с ним, но я так и не узнал сколько же ему лет. Я встречал не так много эльфов, но седого эльфа я видел впервые, мне даже не доводилось о таких слышать.
Рассказывая свою историю, Андреус не мог не заметить заинтересованных взглядов, направленных на его оружие. Еле заметно улыбнувшись, Андреус достал из-за спины лук и держа его на вытянутых руках поинтересовался у собравшихся вокруг костра.
- Я вижу, что вас крайне заинтересовал мой лук.
- Это действительно интересное оружие, не мог бы ты рассказать про него, что это вообще ?
- Для меня это не просто оружие, это мой верный друг и спутник на протяжении уже нескольких сотен лет, он не раз спасал мне жизнь. Я думаю нет ничего плохого в том, чтобы рассказать вам о этом оружии.
Побродив по свету с сотню лет, я решил наведаться в родной Шотергольме. Время в этом городе как будто остановилось, менялись жители, шли года, а Шотергольме не менялся. Я прогуливался по родным и знакомым с детства местам, как вдруг меня окликнул какой то старый гном. Он позвал меня по имени, но я его не узнал. Когда он спешно подошёл ко мне, то спросил, не помню ли я его. Он рассмеялся и спросил, а не помню ли я маленького мальчишку с рыжими волосами, который всё время дразнил меня тощей дылдой.
- Неужто это маленький проныра Воррах ?!
- Узнал ведь тощая дылда !
Я был очень рад увидеть старого знакомого, мы прошли в таверну и очень долго говорили за кружечкой гномьего пива. Из разговора я узнал, что Воррах теперь глава местной касты механиков-кузнецов. Разговорившись, от десятка кружек, Воррах упомянул о странном чертеже, попавшемся ему в библиотеке, который по его словам, должен меня заинтересовать. На следующий день мы договорились посмотреть на этот странный чертёж. Придя в библиотеку, я обнаружил что это чертёж крайне странного лука, способного с помощью замысловатого механизма, увеличивать дальность стрельбы, но не терять при этом в точности. Несколько дней Воррах лично изготавливал этот лук. Когда всё было готово, мы направились на поляну, дабы проверить работу. К моему удивлению, лук был практически бесшумен, не смотря на обилие механизмов, и крайне удобен, а также чрезвычайно лёгок (ну тут Воррах начал объяснять о каком то очень хорошем сплаве, по рецепту его прадеда). Я взял стрелу, натянул тетиву и пустил стрелу в бочонок стоящий в паре сотен шагов. Стрела прошила бочонок насквозь, тогда мы решили отойти подальше, и я стрелял уже с пяти сотен шагов, но результат был тем же. К нашему с Воррахом удивлению, лук позволял стрелять настолько далеко и точно, насколько это мог сделать стреляющий, даже Воррах смог пустить стрелу так далеко, что искать её, уже не было смыла. На радостях, мы вновь посетили таверну, и когда Воррах размахивал чертежом, восхваляя своё творение, то он нечаянно уронил масляный светильник и выронил свиток, старая сухая бумага мигом охватилась огнём и превратилась в пепел. Горю Ворраха не было равных, но пара кружек крепкого пива заставили его повеселеть , он даже нашёл в этом свою положительную сторону, мол теперь этот лук стал ещё более уникальным и неповторимым.
Собственно на этом можно и остановить рассказ о появлении этого замечательного оружия, а про то из каких передряг он меня вытаскивал – это уже совсем другие истории.
Вообще, опираясь на опыт прожитых мною лет, могу сказать что лучше решать проблемы без кровопролития. За сотни лет, что я брожу по миру, я победил множество врагов, но потерял ещё больше друзей, цените мгновения проведённые с близкими и друзьями.
Вот за то, что в эту ночь, хоть раз в году, все откладывают оружие и разногласия, я и люблю Эль’инн-на’синори, Ночь Мира. Сколько жизней сохранили такие ночи, когда многолетняя вражда превращалась в крепкую дружбу после короткого и откровенного разговора.
Андреус отодвинулся чуть подальше от костра, так что оказался в тени от повозки и начал вновь любоваться звёздами.




п.с.
Шрифт сделал побольше, т.к. читая другие рассказы сильно уставали глаза (мелко и цвет фона\текста неудачный) , надеюсь никто не против.

Авангард  Offline Сообщение №11 написано: 13 Июня 2011 в 10:43 | Отредактировано: Авангард - Понедельник, 13 Июня 2011, 10:48


Тук-тук-тук


997
Не успел сесть предыдущий оратор, как со своего места поднялся человек, закутанный в плащ. Он неторопливо снял капюшон, и взглядом присутствующих предстало немолодое мужское лицо. Человек явно не брился несколько дней, ибо его щёки и подбородок были покрыты густой щетиной. Веко пересекал тонкий шрам. Откашлявшись, человек начал.
-Я собираюсь поведать вам историю о переломном моменте моей жизни. Не думаю, что она будет вам особо интересна, но… Человек не докончил, вздохнул и внезапно резким движением сорвал с себя плащ. Теперь на нём был чёрный кожаный доспех, не стесняющий движения. Был на нём и стальной наплечник, на котором была изображена серебристая луна. На поясе какие-то склянки. К ноге была привязана связка чеснока. На груди надёжно укреплены три деревянных кола. За спиной меч с серебристым лезвием. Вся эта атрибутика просто кричала о том, что её владелец охотник на вампиров.
На человека со всех сторон посыпались проклятия присутствующих здесь ночных охотников. Зато присутствующие паладины, инквизиторы и прочие священнослужители приветствовали охотника, чуть ли не овациями. Тот же не обращал ни на первых, ни на вторых никакого внимания. Когда шум утих, он снова заговорил.

-Итак, с чего бы начать… Меня зовут Райлен, я, как вы наверняка догадались охотник на вампиров из Империи Бреалон, что в мире Нейвас. История эта началась вполне тривиально. Я услышал, что в склепе собора города Иобор появился вампир, и, похоже, не один. Я немедленно бросился в путь.
Райлен вздохнул и достал свой меч. Вглядевшись в ничего не выражающую сталь, он продолжил рассказ.
- По прибытию я заметил в городе необычное оживление. Ещё бы! Не каждый день в городе появляется вампир, который может выпить из вас всю кровь и совершить прочие непотребства. Райлен усмехается. – У мирных людей вообще странные развлечения. На мой вкус конечно.
Итак, я направился в лучшую местную таверну под названием Белый Сом и, сняв комнату, решил расспросить людей об этом вампире. Существует много разновидностей вампиров и против каждой существует совершенно уникальная тактика борьбы.
Начать я решил с трактирщика. Однако я и не подозревал, что Святой Инквизиции уже известно о моём прибытии. При этих словах Райлен резко взмахивает мечом. У самой стойки меня перехватил какой-то лысый тип в красной с золотым мантии и с огромным золотым крестом на шее.
-Наконец-то вы здесь Мистер Райлен. – приветливо сказал он.
Я почувствовал безотчётное раздражение: «Вы ждали именно меня?»
-Нет, - ответил инквизитор (а никто другой и не мог быть в такой одежде). Мы ждали охотника на вампиров.
-Я и есть охотник на вампиров, – ответил я. И мне бы хотелось, чтобы вы описали мне этого вампира.
Инквизитор уже открыл, было, рот, но трактирщик опередил его.
-А шо тут описывать? Дьявол, дьявол, как он есть! Очи его горят, как адский огонь. Руки белые, ноги белые, личность белая, как зима сталбыть. А за ним развевается, значит, чёрный плащ, чёрный, словно пол нашей таверны, когда его долго не моют. А клыки, как ваша нога, во как.
«Неужто Ракса»,- мрачно подумал я. С Раксой я один могу и не справиться. Поясняю, Ракс можно назвать королями вампиров. Могущественней вида просто не существует в моём мире.
-Да что ты несёшь, болван, - кричал тем временем инквизитор. У него никаких адских очей нет, у него они скорее похожи на два бездонных озера. И клыки всего-то с мизинец. И конечности его не белые, а синие.
-А может это не вампир, а зомби? – не выдержал я
-Нет, именно, что богомерзкий вампир! – уверенно заявил жрец. Он ещё и разговаривать пытался, кстати.
-В смысле пытался?
-В прямом… Но мы ему договорить не дали…
-Как?
-Стрелами.
При этих словах у Райлена неожиданно сжались кулаки, да так, что побелели костяшки пальцев. Но несколько раз, глубоко вздохнув, он продолжил.
Так на чём я остановился. Ах да! Мне нужно было узнать, где находился вампир. Дело в том, что склеп под собором, только так называется. На деле, это целый лабиринт. Впрочем, попасть по нему к склепам можно. Если повезёт. Выяснил я всё у того же инквизитора. Оказывается, вампир обитал у могилы некого Святого Прадена. Жрец даже любезно выделил мне провожатого, а именно… трактирщика, который, похоже, этому был совсем не рад. Условившись с ним о встрече, я отправился к себе, готовиться к бою.

Как и было условлено, мы встретились в три часа дня. При взгляде на трактирщика я едва удержался от смеха. Тут Райлен улыбается и, наконец, разжимает кулаки. Он был весь, с ног до головы, увешен чесноком. Наивный! Чеснок в основном пригоден для того, чтобы отпугивать очень и очень слабых вампиров, вроде Мильдъёрнов. И для этого достаточно одной связки, как у меня сейчас. Райлен похлопал себя по ноге.
Как бы то ни было, мы спустились вниз. Трактирщик пошёл первым. Я ясно видел, как его трясло. Что ж его сложно было осудить. Шли мы молча. Тишину нарушало лишь шуршание крыс и наши шаги.
Внезапно трактирщик остановился.
-Вот здесь, - хрипло проговорил он. Я пойду наверно, вы ж дорогу то найдёте назад, нет?
-Ты меня похоронить здесь хочешь? - поинтересовался я. Нет уж, друг, иди-ка ты вперёд.
Трактирщик, что-то злобно прошипел себе под нос и пошёл дальше. Но через минуту он внезапно остановился. Факел выпал из его ослабевшей руки, но к счастью я успел подхватить его.
-Да, что с тобой?! – раздражённо спросил я.
-В-В-вампир! Богомерзкий вампир! – взвизгнул трактирщик и скрестил руки, видимо пытаясь изобразить ими крест. Прочь от меня, чудище!
-Я посмотрел туда, куда показывал он. В первый момент, на меня нахлынуло разочарование. Это был не вампир, а вампиресса.
«Но кто их этих святош разберёт, вампир, да вампир», - пронеслось у меня в голове.
Трактирщик же, который всё это время истошно кричал: «Изыди!» внезапно выхватил кинжал и бросился на вампирессу. Надо ли говорить, что шансов у него не было. Райлен грустно покачал головой. Бедняга только и успел замахнуться. Первым ударом у него из рук выбили кинжал. Второй стал смертельным. Я перешагнул через труп трактирщика и достал меч. Во второй руке я продолжал держать факел, неверный свет которого осветил моё лицо. При взгляде на него в тёмных глазах вампирессы промелькнуло нечто похожее на страх.
-Уходи отсюда, охотник! Тебе здесь не место! – крикнула она.
-Это тебе здесь не место! – ответил я и сделал резкий выпад мечом.
Странно… Она даже не попыталась защититься… Бросив взгляд на недвижное тело, у меня внезапно появилось чувство, что я с ней уже встречался. Ещё более странно. Но как бы то ни было работа выполнена. Так подумал я и уже хотел возвращаться, но меня остановила неожиданная мысль: «А что если здесь два вампира и один из них как раз мужчина». Это соображение заставило меня вернуться обратно. Ох, как я потом жалел об этом…
Когда я приблизился к могиле, свет факела выхватил из темноты худощавую фигуру, удобно устроившуюся на крышке саркофага Святого Прадена. Хорошо, что этого не видел никто из инквизиторов, а то бы их удар хватил.
-Кровь… - внезапно проговорил вампир. Кровь! Я не должен… Но этот голод невыносим! Отдай мне свою кровь, человек! Отдай…
-Хватит уже с тебя крови, вампир! Нахлебался! – крикнул я в ответ и бросился к могиле.
Вампир недовольно вздохнул и спрыгнул с могилы. Теперь я смог разглядеть его. Описание инквизитора оказалась довольно точным. Кожа вампира была синеватой, а глаза действительно казались чёрными бездонными провалами. Волосы были чёрные, как смоль. В руке блестел меч-бастард. Явно Бьяндлан. Эти вампиры сильно смахивают на зомби. Они медлительны (для вампиров, конечно), но силой превосходят всех остальных, кроме может быть Ракс.
Вампир взмахнул мечом, нанося удар по ногам. Я подпрыгнул и ударил сверху. Тот ловко уклонился и снова атаковал, теперь уже целя в живот. Я повернулся, уходя от меча, и атаковал с полуоборота. Вампир отразил атаку, ударил снизу. Я отпрянул, но недостаточно ловко, клинок задел один из колов у меня на груди. Вампир поднял меч и раскрутил его у себя над головой. Мне это движение неожиданно показалось очень знакомым, как будто я не раз встречался с ним, то ли в бою, то ли… Я тряхнул головой и бросился в атаку, при этом выхватив один из оставшихся двух кольев. Атаковал слева, вампир прикрылся мечом, клинки со звоном столкнулись, и я резко выбросил вперёд правую руку. Кол вонзился вампиру в плечо. Тот взвыл от невыносимой боли и ударил меня кулаком в лицо. Вслепую взмахнув мечом, я слегка ранил его в ногу, что лишь разъярило вампира. Он взмахнул раненой рукой, бок ожгло невыносимой болью.
Я попятился, зажимая рукой рану. Что-то было не так. И тут я понял. Удар был нанесен не сталью… Но, если не ей, то чем?
Я, позабыв про рану, с яростью берсерка бросился в атаку. Снова столкновение, клинок к клинку. Я давлю на него, не даю выйти из этого противостояния. И смотрю на меч вампира. Его лезвие из серебра… Меч из серебра, у вампира?! Быстрый взгляд на эфес. Простая деревянная рукоять, стальные гарда и навершие … Я вглядываюсь вампиру в лицо…
Лицо Райлена заливает пот. Он словно переживает этот бой снова.
…вглядываюсь в лицо и вижу знакомые черты. Да, это он. Мой старый друг Арвер. Тоже охотник за вампирами, как и я. А теперь, один из монстров, на которых он охотился всю жизнь.
Вампир, таки сумел отшвырнуть меня. Подошёл. Занёс меч. И посмотрел на меня.
-Райлен? – очень тихо спросил он.
Я кивнул. У вампира… Нет, у Арвера задрожали руки. Меч упал на пол, чуть не задев меня. Арвер нерешительно протянул мне руку и… И вдруг упал на меня. В этот же момент я потерял сознание.
Некоторое время Райлен молчит, к чему-то прислушиваясь. Наконец он продолжил рассказ, но голос его звучал очень тихо.
Очнулся я в монастыре. Встав, я обнаружил: Инквизитора, с которым я разговаривал в таверне, ещё нескольких, в робах и каких-то молодых людей, по всей видимости, послушников. Посередине был каменный постамент, к которому был, кто-то прикован.
-Эй! – крикнул я знакомому инквизитору. Что там случилось в склепе?
-Да как ты смеешь так обращаться к Великому Инквизитору?! – тут же накинулся на меня один из послушников, но Великий Инквизитор жестом остановил его.
-Оставим эти церемонии, – произнёс он. Можете называть меня Маркусом. Хорошо?
-Ну… Да, – в некотором замешательстве ответил я. Ве… Маркус, что всё-таки произошло, там, внизу?
-Вы долго отсутствовали, и я решил проследовать вслед за вами. Прихватив с собой оружие и двух послушников, я отправился вниз. Мы едва не опоздали. Вампир поверг вас и готовился своим прикосновением выпить из вас жизнь. Подкравшись сзади, я оглушил его ударом молота, а после осмотрел вас. К счастью вы были всего лишь без сознания. Мы отнесли вас и вампира сюда и стали ждать, пока вы очнётесь.
-Благодарю вас! – процедил я. Но вы мне можете и не поверить, но ситуация была под контролем. Маркус недоверчиво покачал головой. Но я уже подошёл к постаменту. Как я и думал, там лежал Арвер. При моём приближение он приподнял голову, насколько позволяла держащая его шею цепь.
-Райлен? Что они сделают со мной? – просипел он.
-Убьют, наверно, – пожал плечами я. Прости. Но я бессилен, что-то сделать. Хотя...
Я повернулся к Великому Инквизитору. Тот вопросительно посмотрел на меня.
-Что вы собираетесь сделать с Ар… Вампиром?
-О, хорошо, что вы спросили! - повеселел Маркус. Мы повесим его над дверями храма, и он будет оставаться там, пока не будет, сожжён лучами солнца.
-Зачем использовать пытки? – мрачно поинтересовался я.
-Ну, какие пытки?! – возмутился Великий Инквизитор. Мы всего лишь желаем показать людям, что Инквизиция стоит на страже их жизни. Как и то, что любые поборники тьмы, будут покараны беспощадно!
-Но разве он виноват, что его укусили?! – с трудом сдерживая ярость, спросил я.
-А если он попросил вампира об этой услуге? Например, той вампирессы, которую вы убили там внизу. Извините, но нашего решения вам не изменить.
На этих словах я развернулся и зашагал к выходу. Я чувствовал, что ещё немного, и я устрою здесь настоящий погром. Терпеть общество Великого Инквизитора я не мог, с его разглагольствованиями о том, что он будет делать с моим бывшим другом. Но меня остановил голос Арвера.
-Подожди! У меня ещё один вопрос!
-Да хоть сто! – замер я у дверей.
-Вы говорили про вампирессу. Это Иорвенна? Что с ней?!
Тут же я понял, почему вампиресса в склепе показалась мне такой знакомой. Был у нас как-то контракт на неё. Со мной тогда, как раз и был Арвер и ещё двое друзей. Арвер тогда и завел с ней знакомство, и как часто бывает, влюбился, хотя про то, что она вампир, понятное дело не знал. Потом узнал, конечно, но убить не смог. Отпустил. А потом и сам пропал. И версия Маркуса насчёт добровольного перехода в разряд вампира, таким образом, находила себе оправдание.
-Прости, - грустно покачал я головой и отвернулся к двери. Но я убил её. Она погибла быстро.
Воздух разрезал ужасающий вой. Я обернулся, как раз вовремя, чтобы увидеть, как Арвер разорвал цепи. Все кто был в зале за исключением меня и Маркуса лежали на полу, дёргаясь в конвульсиях. Великий инквизитор стоял на коленях и, обхватив себя руками, дрожал, словно от холода. От послушников к вампиру летели какие-то кровавые сгустки. «Испитие жизни», - пронеслось в голове у меня. Врождённая способность всех вампиров. Мне приходилось видеть подобное много раз. Но такой силы и продолжительности я не видел. Мой доспех защищал меня, но он уже обжигал меня, грозясь скоро потерять свои свойства.
«Ещё немного и все здесь погибнут. Так почему ты стоишь охотник?»
«Он мой друг».
«И поэтому эти люди должны умереть?!»
Я бросился к постаменту. Два прыжка и я рядом. Меня замутило. Выхватив меч, я занёс его над головой. Серебряный клинок упал вниз.
И всё кончилось.
Я осмотрел зал. «Кажется, все живы» - отметил я про себя.
С пола поднялся Маркус.
-А вы отлично себя проявили, мистер Райлен. – заметил он. Конечно, лучше бы, если вампир остался жив. Но и так неплохо. Насадим его голову на пику, да и поставим перед входом. А тело…
Он осекся, увидев моё искажённое гневом лицо. Я резко ударил мечом, и голова Великого Инквизитора упала на пол.
«Еретик!» - неожиданно кричит молодой монах сидящий за спиной у Райлена. Охотник не смотрит на крикуна.
Я взял тело Арвена и ушёл. Никто не препятствовал мне. У входа в склеп я неожиданно обнаружил труп Иорвенны. Я взял и его. Я похоронил их обоих за стенами города. Поставил надгробный камень. И воткнул рядом меч Арвена. Я не помню, что было выбито на камне. Наверно это и не нужно помнить.
Райлен переводит дыхание. Затем он говорит:
-Вот и вся история, которую я хотел вам поведать. Надеюсь, я не слишком вас утомил.
Райлен поклонился серебряноволосой девушке и сел на своё место. Мало кто заметил, что с лица охотника словно исчезла застарелая печаль. Мало кто.

Свет - это ясность. Он отделяет мнимое от настоящего.
WaltheriX  Offline Сообщение №12 написано: 13 Июня 2011 в 18:30


Странник


3
-Интересная история,- произнес человек в коричневом плаще и с сумкой, он подошел к костру и снял капюшон.- Позвольте и мою послушать.
При свете костра, его лицо стало отчетливее, человек был еще молод, короткая имперская стрижка, гладко выбритое лицо, два шрама пересекающие правую щеку и глаз, который, видимо от ранения стал незрячим, серым. Не смотря на внешний вид, новый рассказчик не походил на военного. Комплекции он был худым, среднего роста, во что был одет, не было видно, скрывал плащ. Видны были лишь легкие, но прочные эльфийские сапоги. Он медленно поднял левую руку, распахнув плащ и на мгновение, показав, что под ним, два коротких меча, легкая кольчуга, видимо так же эльфийская, кожаные штаны. Рука же имела «неправильный» вид, протез.
- Еще пару лет назад, я был бардом, любил сочинять баллады, романсы и очень любил собирать истории, похожие на ваши Господа. И вот, однажды, я услышал о неком сказочном существе, жившем на окраине северных земель. По словам людей, он появлялся в лесу возле Древа Мудрости, раз в месяц или два. По своей юности, я не имел представления, кто это был...
Но я отчетливо помню, был пасмурный день, несильно моросил мелкий дождик, не торопясь, превращая землю в липкую как глину, оседавшую уютно на обувь. Время подходило ближе к ночи.
Этот лес еще долго будет сниться мне в кошмарах. Острые ветви, цепляющие вас, будто желая разорвать в мелкие клочья, а мрак, царивший там по вине высоких деревьев. Вскоре я дошел до чистой, открытой поляны, где только стоял высокий старый дуб, Древо Мудрости, корни которого торчали из земли на несколько метров. Я еще удивился в центре леса такое место.
Стоя в недоумении, один в неизвестном мне лесу и к тому же почти ночью. Не скрою, меня охватил страх. Впервые в своей жизни растерялся, по моему телу прошла дрож, руки сильнее вжались, тут я почувствовал, что сжимаю сумку. В ней была фляга с водой, спички и факел. Тогда я не носил оружие, а свою лютню, оставил на сохранение трактирщику.
Над лесом возвышалась луна, освещая верхушки деревьев и пленя своей красотой. Теперь лес показался чудесным, сказочным. Ярко-желтые светлячки копошащиеся в траве, шумящие кузнечики… Вдруг что-то хрустнуло. Зажег факел, я стал всматриваться в то место, где послышался хруст. Я даже чуть не обронил горящий факел, в метрах десяти стояла обнаженная девушка. Ее руки прикрывали грудь, а длинные темные волосы скрывали лицо. Но все равно, я понял, что девушка та юна. Нимфа, прекрасная, восхитительная, пробуждающая чувства. Однако, существует поверье, что тот кто увидел нагую нимфу мог ослепнуть, даже умереть. Но я не мог отвести глаз. Божество медленно стала приближаться ко мне. Сократив расстояние с десяти до шести, мы встретились глазами. Сначала, они были карие и немного напуганы, но постепенно они менялись, в них нарастал гнев,- рассказчик примолк, лицо побледнело, левый глаз независимо от правого задергался. Яркие блики от костра играли на лице рассказчика, он снова трогал левую руку.
-Вмиг сказочное божество преобразовалась в посланника тьмы. Изменения происходило моментально, она обрастала шерстью, увеличилась в объеме, опустилась на четвереньки. Лицо ее суровело, мягкие черты сменялись грубыми, челюсть выдвигалась, предавая все больше вид животного. Что это было, я узнал позже, но тогда, для меня это был явно не человек, но и не совсем зверь, как и говорил охотник Ануарэ, нечто промежуточное. Он, она не было уже дружелюбно настроена, этот полузверь присел, готовясь к прыжку.
Одним прыжком оборотень приблизился ко мне, замахнувшись лапой и ударив, я повалился в грязную кашу из земли и хвои. В страхе я размахивал удержанным при падении факелом, а демон просто придавил меня своей лапой, положив на мою грудь. Его огромная клыкастая челюсть явно целилась в глотку, если б не пожертвовал своей рукой, подставив её. Я закричал от боли, на меня стекала собственная кровь, не медля, свободной рукой я надеялся, угодить зверю в глаза. Расслабив левую руку, факел перешел в правую, но чудовище...Оно дернулось, оторвав мою руку, кровь перемешалась с грязью, пытаясь остановить кровотечения, зажав рану, что я чувствовал в тот момент: страх, боль, обиду на то, что так умру.
Вдруг монстр отшатнулся, выпустил из пасти трофей и скрылся в лесу. Приподняв голову, я увидел, как приближается сквозь деревья яркий огненный шар. Из-за потерянной крови мои веки тяжелели, ослабевший, я провалился в бездну, - лицо молодого человека помрачнело.
- Теперь, уже третий год истребляю разного рода нечисть и ищу своего «старого друга», в надежде вернуть должок, за руку,и за глаз, - он по-мальчишески улыбнулся и снова показал протез. – Но знаете, мой старый друг Ион, алхимик и для меня, - пальцы на руке зашевелились, - сделал чудо, - пальцы сильно сжались в кулак так, что послышался скрежет. – Но вместе с этим, я должен постоянно носить этот амулет, - рассказчик показал висящий на шее медальон в форме головы волка, – держащий и усмиряющий зверя внутри меня.
Молодой человек поклонился, и накинув вновь капюшон, отошел подальше от костра.

Edirt_De_Yarou  Offline Сообщение №13 написано: 17 Июня 2011 в 20:03


[Heart of Sword]


3091
Выложу свой трешак)

Как только последний сказитель закончил свою историю вперед, вышел необычного вида рассказчик. Во первых он был слишком высок, но это отнюдь не было главным отличием от многих присутствующих. Алая кожа гуманоида была, как будто покрыта щитками. Тело было необычайно накаченным, а за спиной сложились огромные крылья. На ногах и руках были ужасающе острые черного цвета когти. Лицо было необычайно красивым, однако глаза светящиеся красным пламенем, и клыки, которые он обнажал при ухмылке, портили впечатление. Из-за шикарной гривы черных волос, выглядывали два рога. И наконец, клинок. Ужасающий клинок, сделанный из неизвестного черного металла, был размером практически с самого гуманоида. Не было сомнений, что рассказчик, вышедший вперед, был демон, и, причем из высших кругов. Кое-кто потянулся к оружию, но впрочем, вспомнил о том, чему посвящена сегодняшняя ночь. И ограничился простым грозным взглядом.
- Мое имя Магот Изгнанник. И сегодня я хочу поведать о том, как я сразил одну из самых страшных тварей Преисподней…

***


История, которую я собираюсь поведать, берет начало прямиком с моего рождения. Не знаю, слышали ли вы о том, как рождается демон. И все же я поведаю вам об этом. Время от времени в Вечном Пламени, формируются субстанции, которые смертные зачастую называют душами. Хаотичным образом, они получают жизнь в разных воплощениях. Кто-то может стать обычным импом, кто-то повыше. Но самые удачливые вроде меня, получают шанс, вселиться в человека, и изменить его тело как захочется. Такие демоны были особенно почетными в кругах Ада… Когда пришло время я вспорхнул из самых глубин Бездны, в верхний мир. Название, которого Тейрон. Я долго блуждал в поисках кандидата и наконец, нашел. Пролетая над горами Вел’Рув я заметил огромный замок, естественно именно туда я и направился. Оказавшись в месте, называемом тронным залом, я увидел и правителя этого места, и его верных слуг. Наверное, подумайте, что я избрал местного лорда? Нет ни один уважающий себя демон, не использовал бы эту жирную свинью, сидящую на троне и почесывающую свое пузо. Мое внимание привлек, хорошо слаженный паренек, с длинными черными волосами, и невероятно красивым лицом. Он был местным рыцарем на службе, этого жирдяя. – Магот явно с презрением выплянул последние слово. Не теряя времени я проник в его тело… Со стороны, рыцарь просто пошатнулся, и тяжело вздохнул. Впрочем, на это никто не обратил внимание. Следующие две недели я был занят поглощением его рассудка и души. За все время, я успел убедиться в своей неприязни и отвращении к жирному правителю. Его имя, кстати, было Треон VI, не могу поверить, что и до него этими землями правили такие же куски мяса. Ведь воспоминания рыцаря, которого я решил использовать, говорили именно об этом. Как только я полностью овладел его телом, первым делом я решил отправить этого Треона, прямиком в руки Верховного Владыки. Следующей же ночью, его голова лежала на обеденном столе. Я пробрался ночью в его спальню, и высказал всю ту ненависть, что таил в себе молодой рыцарь. Поначалу на его сальном лице, появилась маска гнева, но она быстро испарилась, как только в моих руках оказался клинок. Он предлагал мне деньги, повышение и еще множество вещей, но к чему они демону? После того как я кинул голову, на обеденный стол, мне пришлось взять немного еды, поскольку это тело еще не стало совершенным, и требовало простых человеческих потребностей. Следующим шагом, стал мой побег из замка. Далее, мне нужно было ускорить мое превращение, в свою истинную форму, то есть того кого вы видите перед собой. Поэтому я направился в небольшую деревеньку, где мог бы собрать последователей, для исполнения нескольких ритуалов. Но к моему, же удивлению, в первом поселении, стоявшем на моем пути, меня ждала неприятность. Земля на ней была мертвой и разграбленной. Все было погружено в руины. Но больше всего меня поразили напавшие зомби. Без особых трудностей я сразил их. После чего из дома вышел человек, необычного вида. На нем была роба, распахнутая на груди. И я видел торчащие ребра. Кожа была посеревшей, а глаза горели зеленым пламенем. Но самое интересное так это небольшие рожки, выступающие на лбу. Он посмотрел на меня с сомнением и уже хотел выпустить в меня свою магию, однако увидев, демонический блеск в моих глазах остановился.
- Привет тебе брат. – на его мертвецком лице, отразилось подобие улыбки. Но даже глупцу было ясно, что она была не настоящей. Наверняка он бы с удовольствием убил бы меня, но зная о том, что я один из избранных, побоялся сделать это.
- Кто ты такой? – не здороваясь с незнакомцем, спросил я.
- Дитя Вельзевула. – прошептал он и усмехнулся.
- Кого? – я не понимал в чем дело, и на всякий случай, обхватил свой клинок покрепче.
- Повелителя Мух, кого же еще! Верховного демона, который добился право создания.- незнакомец обнажил гнилые зубы, - А, я совершаю то, что даст мне истинное тело.
Мне явно не нравилась гнилая рожа, и этот самый Вельзевул. Я даже не слышал такого имени, хотя в моей памяти были запечатлены почти все секреты Бездны…
- Я тоже хочу получить свой истинный облик и посему давай договоримся, что весь Западный Вельв мой. А ты возьмешь Южный.
- А с чего это ты распоряжаешься, кому куда идти.- незнакомец хмыкнул, - Поверь это решать мне, ведь именно я, развит сильнее чем ты.
- Хочешь это проверить?- я выставил свой клинок вперед, и незнакомец усмехнулся вновь. В его руках загорелась зеленое пламя. И я уже почувствовал его силу… Бой был тяжелым для меня. Во многом, конечно же, из-за того, что его тело было более преобразованным, и он мог свободно использовать магию. Мне же были доступны лишь крупицы, истинного могущества. И поэтому приходилось полагаться на выучку рыцаря. Но в итоге мой противник был побежден. Из проткнутого тела потекла зеленая жидкость, которая привела в негодность мой клинок. Перед смертью он захохотал жутким и сдавленным смехом. Однако он прервался сразу же как, мой кулак, облаченный в латную перчатку, впечатался в его лицо. После его убийства, я почувствовал прилив сил. Это значило, что я поглотил его собранную энергию. Мышцы стали больше, а на лбу появились маленькие рожки, а по венам потекла магия. Во многом убийства этого странного дитя Вельзевула, дали мне преимущества и облегчили задачу. Не буду описывать свои дальнейшие походы по деревням Западного Вельва. Скажу лишь то, что я набрал множество последователей. И совсем скоро благодаря ритуалам, а так же крови, мое тело стало таким, каким вы видите его сейчас. Короче говоря, я стал совершенным. Идеальным будущим генералом для полчищ Бездны. Но все сложилось совсем иначе. Конечно начало моей карьеры было более чем отличным. Меня приставили надзирателем к группе одержимых, которых я должен был воспитать и обучить. А после повести бой во имя Владыки. Помогать в этом деле мне приставили суккуба Террозу. Да она стала отличной соратницей. Как только одержимые были готовы мы направились в бой. Многие города, пали перед нами. Многие даже присоединялись к нам, прося сохранить им жизнь. Таких отправляли в Бездну, где ими занимались другие надзиратели. Мое имя стало известно, как и среди людей, так и среди демонов Бездны. Это и было первым шагом, к вражде. Как только я вернулся туда, меня вызвали на аудиенцию. А вызвавшим был никто иной, как Вельзевул… Я спустился в самые глубины Бездны, и почувствовал смрад смерти и разложения, а вскоре увидел и самого Повелителя Мух. Как оказалась, такое прозвище у него было не абы как. Во многом он больше походил на человека, чем на демона. Это был тощий старик, с гниющей кожей, и длинной седой бородой. В его глазах горело то же самое пламя, что и у давно убитого незнакомца, вставшего на моем пути. Он был облачен в серую мантию, а костяные руки сжимали ужасающего вида скипетр с черепом в качестве навершия. Ну и конечно же мухи. Вокруг него вился целый легион этих насекомых. Так же стоило отметить его рост. Вельзевул был как минимум в два раза выше меня! Повелитель Мух долгое время молчал, прожигая меня взглядом после чего начал разговор:
- Так значит это ты Магот?- говорил он долго и натянуто, словно испорченный инструмент на котором играл криворукий ничего не умеющий музыкант. Уши так и резало, я даже не представляю, чтобы случилось со, смертным нарвись он на такого.
- Других тут нет.- я оглянулся по сторонам, дразня этого несомненно старого демона.
- Я не люблю подобных шуток. И вообще юмор в целом!- он стукнул ногой по черному полу.
- Ладно, ладно. Вы хотели поговорить со мной. И я здесь… Если у вас ничего нет, то позвольте уйти. Мне еще новую партию, надо обучать.
- Ты Магот, убил одного из моих сыновей, которых у меня и так мало. А Владыка, больше не дозволяет мне право создания.
И правильно делает! Нечего всяким гниющим кускам мяса, занимать высокие положение в нашей иерархии.- подумал я.
- И посему, ты обязан, понести наказание.- он указал своим гниющим пальцем на меня.
- Еще чего, он встал на моем пути, и я убил его.- как ни в чем не бывало ответил я,- И поэтому я не обязан нести никаких наказаний.
Не дав ни сказать слово Вельзевулу, я развернулся и потопал прочь. После чего полетел на арену, где стал обучать новую партию. Как только оно закончилось я, решил поговорить с Террозой, о Повелителе Мух. На удивление она была очень информирована по поводу него. Оказывается он, является одним из любимчиков Владыки! Он так же начинал свой путь с простой субстанции, и в качестве тела, выбрал одного из верховных некромантов. Теперь мне стало ясно, по поводу его вида, и вида последователей. А так же тот факт, что ему было разрешено право создания. Я еще долго разговаривал с суккубом, узнавая все больше о нем. Когда наш разговор окончился, то я решил отправиться в самую лучшую кузницу Бездны. Но по дороге на меня напали те самые дети Вельзевула. Их было пятеро, и все они были окружены роем мух. В руках они сжимали причудливые клинки, с которых капал яд. Дело было дрянь. Несмотря на мои способности, мне было тяжело сразить полностью преобразованных демонов. Но мне ничего не оставалось, как достать свой меч, и начать битву с ними. Изначально я даже был в выигрыше, несмотря на численное превосходство. Но со временем я стал сдавать, хоть и их уже было трое. Один клинок задел меня по руке, и она сразу же онемела. Я чувствовал, как по крови тек смертельный яд прожигающий тело. Рука выронила клинок, и я упал на одно колено. Казалось здесь, и настал мой конец. Но судьба была благосклонна. Огромный шар пламени, поразил двух противников, которые сразу же рухнули с обрыва, где происходила схватка. А второй был, проткнут изящным копьем.
- Террозу…
- Да, Магот, как всегда тебе нужна помощь. – она подошла ближе и протянула мне флакончик, - Вот выпей это нейтрализует яд.
Средство данное мне суккубой и вправду подействовало, и в следующий момент я был вновь полон сил.
- Магот… Мой тебе совет, либо беги, либо проси прощение у Вельзевула. А лучшее первое. Ибо он наверняка захочет превратить тебя в своего слугу…
- Пф. Еще чего, с чего бы ему это делать?
- Ты перебил его слуг.- суккуб пожала плечами.
- Но ведь…
- Я здесь ни, причем Магот, я не собираюсь просить прощение у него. Мне не нужны неприятности, а ты и так уже запятнан. Надеюсь, ты последуешь моему совету…- после этих слов она взлетела вверх.
Мне отнюдь не хотелось бежать. Но ведь Вельзевул был любимчиком Владыки. Соответственно он, скорее всего, пожалуется. И тогда-то меня превратят в беса… Или еще ниже. Нееет! Я не стану бесом! С твердым намерением я направился в ту самую кузню. Встряхнув кузнеца, я добился от него лучшего клинка!- в этот момент демон поднял вверх свое ужасающие оружие. Оно было выковано из костей грешников, между прочим… И могло поразить Вельзевула. В следующий час я уже был во владении Повелителя Мух. И он ждал меня… Вместо того, чтобы сидеть на троне он стоял в полном величии, если можно так сказать. Мухи вокруг него словно взбесились. А на его лице был гнев.
- Да как ты посмел явиться Магот?!
Я промолчал. И просто обхватил свой меч, встав в боевую стойку. Клинок загорелся пламенем, и показалось, что Вельзевул отшатнулся. Но в следующий момент он взмахнул скипетром и весь рой мух окружавший его, рванул на меня. Стараясь обволочь и сожрать. Я чувствовал боль и то, как силы покидают меня. Но я уже не раз доказывал свое могущество. Пламя объяло меня, сжигая этот рой. В уши ударил мерзкий писк. Почувствовался запах разложения и гари. Как только мой взор стал свободным, я увидел, что старика Вельзевула вновь окружал рой мух. Он засмеялся и направил их на меня вновь. Но, я уже знал, как действуют эти твари. И увернулся от целого роя, после чего взлетел, выпуская изо рта, дьявольское пламя. После чего рванул на Вельзевула, издавая боевой клич. С ревом я стал атаковать его, но он умело отражал атаки своим скипетром. Пару раз он пытался схватить меня. Но я увернулся, подозревая о последствия таких прикосновений, ибо видел текущую гниль с рук Повелителя Мух. Воистину это была самая тяжелая схватка в моей жизни. Первый раз за все, это время я почувствовал усталость и утомление. Мышцы были напряжены, голова кружилась, а мой противник все также спокойно отражал мои атаки. В этот момент я подумал, что надо было бежать, как советовала Террозу. Но я отбросил эту мысль прочь. Ибо гордость, был моим грехом. И я наслаждался этим. Собрав в кулак всю силу, я вложил всю магию, на какую был способен в свой меч. Пламя на нем стало воистину ужасным. И одним ударом я разнес скипетр Повелителя Мух. Следующий удар был нанесен прямо в сердце. На лице Вельзевула показалось удивление, после чего он забился в конвульсиях и стал орать. Да так, что вся бездна содрогнулось. Ибо все созданное мной пламя, я пустил по телу Повелителя Мух… Далее я действительно бежал, понимая, что Владыка, вряд ли простит мне погибель своего любимчика. Который кстати сыграл очень большую роль в двух последних войнах. И мои подвиги просто меркли по сравнению с этим. Меня пытались убить несколько раз, пока я был в этом мире. Меня стали называть Изгнанником. И в итоге я сбежал в другой мир. После этого преследования прекратились…

***


Закончив демон, наигранно поклонился.
- Я бы мог поведать еще множество историй. Стоит упомянуть хотя бы «Битву при Айс-Каре». Но мне не охота, да и времени уже мало.
После этого Магот, отошел подальше где устроился попивая бокал с неизвестной жидкостью, черного цвета…

Proffessor  Offline Сообщение №14 написано: 17 Июня 2011 в 23:58



667
- А теперь позвольте мне сказать - поднялся внушительного вида мужчина с уродливым лицом, полным отсутствием носа и ужасными волдырями на щеках. Одет он был в чёрные уродливые доспехи без поножей. На лице и доспехах война блестели символы - белый лебедь, пронзённый грубым, варварским мечом, явно не людской работы. Такой же меч был у странного человека в ножнах за спиной.
- Я хочу поведать о далёкой земле, забытой Валар, как светлыми, так и тёмными. Земле, из которой пришёл я, капитан боевых урук-хай освободительной армии Ангмара.
Монстр присел на корточки, доспехи шумно звякнули, но тварь не обратила на них внимания. Она продолжала свой рассказ.
- В конце Третьей эпохи власть в руки взяли короли людей, объединив Рохан и Гондор в Единое Королевство. Мой народ был побеждён в легендарной Войне Кольца, сказания о которой умерли вместе с последним лже-дунедайн, скрывающимся под маской потомка Эдренора, сына Арагорна Великого. Мы убили этого самозванца и положили конец роду древних королей Нуменора. Мы - я и мой отряд. Но чего нам это стоило?! Мы потеряли слишком многое. Особенно наш командир - Бен-Аргон из древнейшего рода наместников Белой Башни. А началось всё с короны. Нет... не нужно было тревожить покой древнего духа Ангмарского Короля-Чародея. - глаза война забегали, в них появился странный огонь.
- Князь Бен-Аргон решил, что нужно очистить Средиземье от зла... от высшего Зла....он собрал отряд из самых лучших войнов подлунного мира. Это были войны различных рас и сословий, но каждый из них был специалистом своего дела.
Первым был Терранор, сын Дрелага. Он был отличным кузнецом, но главное - он был из древнего народа пещерных орков или, как их называли люди, гоблинов. Гоблины были тёмной интерпри...прер.. ну, вобщем тёмной противоположностью гномов. Но в кузнечном деле тёмные собратья куда перескочили своих предшественников, ведь они не чурались использовать самые ужасные сплавы, сплавы, которые могли подолгу оставаться раскалёнными или отравленными или ещё что-нибудь в этом роде. Пещерные орки были главными противниками гномов и, в процессе долгих воин нашли в броне врага все слабые места. Но к началу Четвёртой эпохи, после смерти проклятого майар, прозванного Проклятием Дурина, от рук другого майар Митрандира, который был возвращён в наш мир самим Эру Илуватар для завершения своей миссии, гоблины были почти полностью истреблены гномами Железной горы. Так что нахождение хорошего кузнеца было великой удачей князя, ведь гномы начисто отказались помогать людям из-за того, что те, вполне справедливо обвинили гномий народ в предательстве во время Войны Кольца, ведь гномы так и не прислали к Пеленорским полям свои легионы, как просил их Денетор, судя по секретной переписке, обнаруженной лишь к 150-ому году Новой эры.
Вторым был Гортраг, суровый наёмник из числа свирепого народа земель Харада, люди которых сотрудничали с Гондором после битвы у Чёрных врат и падения падшего майар Саурона. Этот воин исскусно владел парными клинками и был замечен Бен-Аргоном ещё в войне с Умбаром. Он охотно согласился вступить в отряд и был с радостью принят, ибо заслужил уважение князя задолго до личной встречи.
Третьим был я, представитель народа, созданого майар Сауроном для ведения воин с людьми. Мы были созданы, как противоположность людям. Хм... но мы во многом их превзошли. Я бежал из Кирит-Унгола, где, ещё во время Войны Кольца наш отряд караулил тайный проход. Я бежал перед великим Сэмвайсом Не-Знающим-Страха из народа полуросликов Шира. Этот воин был единственным, кто смог прогнать Шелоб, Дитя Унголианты, Ужас Кирит-Унгола. С тех пор, как мы прознали, что воин тот был простым садовником у себя на родине, мы прониклись страхом перед ужасным народом Шира, хотя люди не разделяли этого страха и относились к хоббитам, как к безвредным шутам. После блужданий по руинам Минас-Моргула меня схватили вастаки и продали в рабство в Умбар. Во время войн с Умбаром я смог освободиться. Я был единственным, кто смог победить Гортрага на дуэли и за это мне даровали помилование. С тех пор я и Гортраг были неразлучны, ибо мы - величайшие войны Средиземья! - урук хлопнул себя в грудь, глаза его горели, но он продолжал рассказ.
- Четвёртым и пятым были братья-мечники из Гондора. Имена их не были известны никому, называли их просто Четвёртый и Пятый. Они, вроде из личной стражи Князя чтоли... не помню, но они были из рода Стражей Цитадели Гондора. Более мне ничего о них неизвестно.
Шестым и последним был Орнамертон, наместник Рохана, известный восстановлением крепости в Пропасти Хэлма. Великий воин, приходившийся правнуком Фарамиру, сыну Денетора. Ха-ха , помню, как Орн шутил у костра.... да, хороший был человек, хоть и из рода тех, кто разбил орколюдов Изенгарда. И правильно, что разбили. - в глазах орка заблестали странные тени - Правильно! Смерть дрянным полукровкам!!!
Князь Бен-Аргон собрал нас для единой цели - очистить Средиземье от майар, как от светлых, коих почти не осталость, так и от тёмных - балрогов Моргота, коим было и Великое Лихо Дурина.
Мы выступили сразу, как только закончили приготовления. Первой целью было - добраться до гулбин Эред-Луина. Эта цель была невыполнима..... мы не ведали, что может поджидать нас на подходах к центру этих гор...
Великий ужас предстал пред нами, после входа во мрак пещер Крайнего Запада. Огненное чудище, один из армии Балрогов Моргота, демон тьмы и огня. Он появился неожиданно, как будто знал о нашем приходе. Простая сталь не помогла в битве с огнём и мы бежали в глубины Эред-Луина в надежде найти выход. Но мы не нашли его. Пещёры не были темны, они напротив светились тусклым светом от странных минералов, свисавших с потолка. Терранор смекнул что, к чему и взял пробы минерала. Через два дня скитаний по пещерам наши припасы закончились. Выхода было два - попытаться убить Балрога или умереть в попытках сделать это. Гоблин приотовил специальные стрелы из минерала, но в нашей команде не было лука. Ещё день вышел на изготовление лука из этого пластичного материала и на покрытие им оружия приключенцев. Хммм... гоблин знал своё дело, а Гортраг неплохо стрелял. Мы вышли на битву с Тьмой Запада.
Балрог был не настолько огромен, насколько хотел таковым казаться, но даже зная его истинную сущность хотелось забиться под камень и дрожать в страхе перед чудищем. Но мы пересилили себя, мы сделали это - смогли найти слабое место чудища - нужно бить его митрильным оружием (Митрилом гоблин называл минерал в пещерах) и бить чуть ниже шеи, где у Балрога уязвимая рана, появившаяся у всех проклятых майар после смерти Готмога. Мы сражались с тварью около двух часов и то и дело она не подпускала нас к себе для решительного удара. В результате мы смогли заманить чудище в ловушку, где со специального уступа Гортраг спрыгнул на шею зверя и пронзил мечом его шею. Но мы не ведали одного - за убийство Балрога нужно заплатить душой убийцы. Так мы потеряли первого члена отряда. Мы не долго скорбили по товарищу, ведь нужно было ещё найти выход.... и мы нашли его. Пробродив в дебрях пещер мы выползли на поверхность. Я взял с собой Четвёртого и мы поохотились в окрестном лесу. Поев свежей кабанятины, мы все завалились спать, даже не выставив караула, потому что весь отряд смертельно устал.
А на утро мы обнаружили, что попали в плен. Вокруг нас стояли карлики с луками в тёмных плащах.
- За охоту в землях Шира без разрешения вы приговариваетесь к заключению в тюрьме Хоббитона.
- Вы не смеете! - воскликнул Орнамертон. - Я повелитель земель Рохана!!!
- Мне плевать - ответил карлик - будь ты хоть король Единого Королевства, ты нарушил правила поведения в наших землях, человек.
- Раньше хоббиты были мирным народом - язвительно заявил Четвёртый.
- Раньше по Ширу не разгуливали орки! - отрезал командир стражников, ткнув коротким клинком в меня и Терранора. Мы не можем отпустить вас, нарушители.
Только теперь мы заметили, что Пятого нигде нет. Вдруг из-за ближайшего дерева вылетел странный, короткий клинок и ударил в затылок главаря стражи. Послышался каркающий голос:
- Подтяните Третий отряд, а лучше тащите весь легион, ленивые черви!
- Кто это? - спросил хоббит, разом присмиревший после потери командира.
- За нами из пещер тянется легион гномов, которому мы крепко насолили - бодро ответствовал Четвёртый. До слуха солдат и приключенцев донёсся тяжёлый и слегка глуховатый звук горна.
- Гномий - определил один из карликов. - Уходим скорее!!!
- А как же эти!?
- Пусть гномы с ними разбираются! Бежим скорее!!! - отряд пустился в бегство.
Из кустов вынырнул Пятый, до смерти довольный собой.
- Ну что , идём дальше? - спросил Орнамертон.
- Идём - ответил Бен-Аргон странным голосом и повёл отряд дальше.
Мы сделали привал в Бри, чтобы пополнить запасы. Оставив отряд ждать у входа, князь сам вошёл в таверну. Через несколько минут он подозвал нас к себе.
Таверна была почти пуста, за исключением полурослика в капюшоне и зелёном плаще.
- А, ночные нарушители!? - приветливо спросил он. - А меня из-за вас из стражи выгнали, но я не печалюсь по этому поводу, больно там работа скучная.
- Так ступай с нами, с нами весело - улыбнулся хоббиту Пятый.
- 500 золотых сейчас и 800 после завершения дела и я готов рассмотреть ваше предожение.
- Мы охотимся на Майар и Балрогов и нам не помешал бы лучник.
- Эх... мне нечего терять, да и кто такие эти марлы и байроги я не знаю, так что я согласен. - пьяным голосом заявил хоббит.
- Как тебя звать?
- Асвольд, Асвольд Брендизайк, потомок измельчавшего рода Брендизайков - со вздохом ответил полурослик и, помешкав, плюхнулся лицом в тарелку с остывшим супом.
На следующее утро выступили в поход. На вопрос о том, куда мы идём Князь бормотал что-то о севере. Север.... холмы Ангмара, равнины Руаруда, бескрайние горы Гундабада. Но это - мёртвая земля. Лишь небольшие племена орков селились в горах Гундабада. Но наш путь лежал не в Гундабад, а лежал он к руинам Карн-Дума, древней крепости, где, по слухам живёт тёмный маг Сэнтирел, который пробудился во время войн с Умбаром, из-за пролитой крови людей, что питала его, он стал сверхсильным и ни одно живое существо не показывалось в Карн-Думе без его ведома.
Отряд зашёл на первый ярус крепости. Ярус, хоть и был довольно общирным, казался зажат между первой и центральной стенами. Во времена падения Арнора на первом ярусе были основные расположения пехоты руарудцев и орков.
- Четвёртый, Орнамертон останетесь здесь, в случае опасности прикроете отход, Терранор, останешся с ними. Остальные - за мной. - отдал приказы Бен-Аргон.
Я и Пятый отправились на второй уровень крепости. Громадные врата захлопнулись за нашими спинами, небо почернело.
- Кто вторгся в мои владения? - льдом отозвался спокойный голос у меня в голове.
- Мы - ликвидационный отряд Единого Королевства! Мы призваны очистить Средиземье от вмешательства высших сил!!! - гордо заявил Князь.
- Аххаххха!!! - странно толи засмеялся, толи закашлялся собеседник. - Так вы и меня убивать будете?
Врата на третий уровень открылись, из них вышло громадное существо, похожее на балрога, но не окутанное пламенем, а закованое в чешую, с гигантским ледяным мечом в руке.
- Впечатляет? Вы это ожидали увидеть? Ахаахахаах!- продолжал неизвестный.
Из тьмы прохода вышел высокий старик в чёрной мантии. Он хлопнул в ладони, странное существо испарилось.
- Вот каков я! - сказал старик. - Что же, рыцарь Увядшего Древа, поднимешь руку на старца?
Пятый выхватил меч и с криком бросился на колдуна. Тот лишь взмахнул рукой, как позади Пятого появилось чудище и, схватив его, швырнуло на вал с кольями, невесть как возникший на третьем ярусе крепости. Снаружи донёсся крик. Четвёртый погиб вместе с братом.
- Однодушные? Хм... любопытно. Я - Сентирел, тёмный маг, последний из живущих майар.
- Ты заплатишь за это, тварь! - взревел я и вдруг почувствовал резкую боль. Боль пронзала всего меня и изливалась по всему телу.
- Меня называет тварью прихвостень Саурона? Забавно! Определёно, друзья мои, вы будете мне очень интерестны. - он обратился к Бен-Аргону - Служишь своему народу, пешка? А позабавлю-ка я себя ещё раз, я заставлю тебя уничтожить свой народ. Что-же, Князь, тебе предстоит поближе познакомиться с создателем этой крепости...
Боль отступила так же резко, как и пришла, спустя мгновение всё провалилось во тьму....
Мы очнулись в местности, называемой курганами из-за того, что по всей равнине были разбросаны холмы, хранящие склепа древних королей севера. Отряд стоял перед самым большим курганом. В отличие от других, у холма был вход. Над тёмным проходом висел символ - странная трёхконечная корона. Под ней было написано:
Langotum elves dirtongalum, rogtalgum-tral hintornest mog'tuluk, rogtalgum hintornest ingrodum.
- Что это? - спросил Орнамертон. - и почему Четвёртый бросился а колья? И откуда в этих краях Олог-хай?
- "Бойся эльфийского пророчества, принося великую силу, приносят великую слабость." - ответил я, ибо знал этот язык. Это Чёрное наречие, на котором говорили слуги Моргота.
- Сначала Четвёртый закричал и бросился на колья, затем появился громадный тролль из числа тех, что до сих пор терорризируют путников на юге. Олог-хай появился из ниоткуда, он убил Терранора, я пытался сразиться с ним, но он был слишком силён, он ранил меня, занёс руку для последнего удара, но вдруг я провалился в небытие и очнулся здесь. - сказал полководец Рохана и задрожал. - Холодно, давайте войдём.
Трое выживших вошли в склеп. Я развёл костёр, а Орнамертон пошёл на разведку. Через несколько минут он подозвал нас.
В конце небольшого коридора соял пьедестал, а на нём лежало.... трудно сказать, что это было, но оно было похоже на какую-то корону с тремя вершинами и без украшений. Кроме того, корона была сделана из простого железа. Князь преклонился перед короной на одно колено и одел её. Лицо Бен-Аргона скрылось под тьмой внутри короны, из глубины тьмы мерцали красные глаза Князя.
- Ну что, ты готов стать новым воплощением величайшего из рода людей!? - прогремел голос над курганами. - Вижу, что готов. АХАХАХАХА!!!! - маг смеялся, не скрывая радости, смеялся, как ребёнок, который собрал пазл или вытосил из дерева меч и теперь хвастает ся своей работой перед прочими.
Так некогда великий воин света, ликвидатор высших сил стал концом своего королевства, стал пешкой в руках Валар себе в наазание, прочим в науку.
С тех пор прошло немало времени. Рохан преклонился перед Дунландом. Орхтанг был разрушен Балрогом, жившим во тьме Еред-Нимраис, после падения барьера, заставлявшего балрогов бояться солнечного света. Умбар был захвачен истерлингами и обложен суровой данью. Гондор лишился правителя и был обречён на саморазрушение. Некогда великий город стал пристанищем бандитов и всякого сброда, позже град был разграблен вастаками и подвержен сожжению. Последние эльфы покинули Средиземье, а вместе с ними угасла и надежда на то, что тьма рассеется.
Среди Великого хаоса был лишь один город, не поддавшийся чарам разложения - этим городом был Дол-Амрот.
Тем временем на севере собирал силы пропавший Князь Бен-Аргон. Но это было только его тело, управляемое кем-то другим, давно умершим, но восставшим вновь. Воин стал новым воплощением Короля Ангмара и пошёл по его пути. Собрав огромную армию варваров Руаруда и снежних волков и троллей Гундабада, Король двинулся на юг, подминая под себя ослабевшие земли Рохана, Изенгарда, Шира, Эндевайта, Лориена и Эриадора. Затем взор его обратился на Гондор. Взять город не составило труда. Мы просто пришли туда и установили свои порядки, встретив поддержку у крестьян Волда и Анориена.
И тогда мы пошли войной на Дол-Амрот. Были собраны все силы для войны с Белфаласом, но в этой войне нас ждали лишь потери, пока на поле боя не появился он. Король-Чародей пробивался сквозь ряды врагов и не было война, способного остановить его.
Мы подошли вплотную к городу. Бывший Князь приказал стоять на местах и смотреть. Затем он достал из-под плаща камень в форме сферы и заглянул в него.
- Скоро...- пробормотал он. - Скоро.....
Земля закипела. Из-под неё вырвалось громадное существо. Это был Балрог, увеличенный в несколько раз.
- Вперёд, повелитель!!!! - крикнул Бен-Аргон.
Тварь двинулась к городу.....
Через два часа на месте некогда цветущей обители рыцарей осталось пепелище.
- Ты выполнин своё предназначение, убирайся из бренного тела, Ангмарец - сказало чудище ледяным голосом колдуна.
Корона слетела с лица Князя. Он вспомнил всё, что натворил, все, кто пал по его прихоти разом призвали его к ответу. Он не смог этого вытерпеть. Осознав всё, что сделал он бросился на корону, проткнув себя её остриями. Но перед смертью он увидел, что находится на оживлённой улице Гондора. Он вдруг понял, что всё это было лишь иллюзией, навеянной магом, но понимание пришло слишком поздно.... слишком.....
Урук замолчал, осмотрел всех, кто был у костра. Внезапно все поняли, что перед ними сидит никакой не воин, а старик в чёрных одеждах. Старец поднялся и растаял с ночном воздухе.

Kart(on)  Offline Сообщение №15 написано: 18 Июня 2011 в 01:22


Скованный дурак


251
-Если кузнец так хорош, как ты говоришь,Магот, то мой следующий поход лежит в преисподню.
Из темноты показался молодой маг лет 26 и высотой в 5 с половиной футов, от которого повеяло холодом.Его кожа была бледноватого цвета,русые волосы,а глаза были цвета синего мрамора и как-будто смотрели в пустоту,у него было обожжено левое ухо.Вся его одежда была чешуйчатой,видно дракон был молодой,в левой руке у него был посох из кости того же дракона,на вершине была спираль из хребта, в центре которой был синий кристалл,другой конец посоха заканчивался лезвием,как у меча.
-Извините если кого перебил,моё имя Мидиш.Моя планета давно уничтожена и я не помню её названия.Я путешествую по мирам изучая стихии и.Ну всё,оставим прелюдии и перейдём к истории.
"Родители бросили меня ещё в детстве узнав что у меня есть задатки к магии,меня взял к себе на воспитание маг-отшельник Калландор,он то и вырастил меня на своей,пустынной планете."

Глотнув вина из бокала, я продолжил историю:
"спустя 20 лет обучения, пришло время закончить изучения стихии льда,мне надо было победить противоположность,огнедышащего дракона.Пришло время прощаться с Калландором,он дал мне неприметное серебряное кольцо.И вот я на зелёной планете,глаза резала яркое солнце,Калландор брал меня иногда на планеты,но к яркому солнцу я ни как не мог привыкнуть сразу,да и ночью мои способности проявлялись лучше.Я отправился в ближайшую деревушку,там помогая людям от нападения дракона,я заработал на лошадь.Когда дракон возвращался к себе,я преследовал его на лошади 3 часа и вот пришло время проверить меня на подготовку."
Сделав изо льда фигуру дракона, сказал:он выглядел примерно так

"У меня в то время был только меч,от огня я защищался ледяным шитом на которой приходилось тратить четверть силы на поддержку формы,что бы он не растаял,постоянные перекаты от его лап.Во время битвы я заметил маленькую щель у него в чешуе рядом с сердцем,я метил туда,я начал замораживать его задние лапы,они доставили мне хлопот,и вот у же весь уставший я собираю всю свою силу в кулак для молниеносной атаки.Делаю пару шагов назад,дракон пытается подойти, но падает, лёд сыграл своё дело,рывок и удар,дракон зарычал от боли,но меч достиг сердца.А кольцо который дал мне ,Калландор поглотило огонь,силу дракона."
-Потом я узнал от учителя,об этой Ночи Мира, Эль’инн-на’синори.А кристалл в посохе, отражает мою сущность.Вот и вся моя история.
Уже скоро рассвет,пора услышать главную историю.

Отпив снова вина,маг возвращается на место.И лишь не которые могли заметить в кристалле,слабое огненное поблёскивание.
Прикрепления: 9473784.jpg(42.7 Kb) · 0776520.jpg(35.7 Kb)

Серебряная  Offline Сообщение №16 написано: 19 Июня 2011 в 00:06



1776

Начинавшее алеть небо уже играло мириадами оттенков, от лилового до нежно-розового. Подходила к концу эта необыкновенная ночь, кто-то из гостей нервно поглядывал на соседей, кто-то прикрыл глаза и наслаждался покоем. Лёгкий ветерок тронул волосы игравшей и она подняла глаза на собравшихся.
- О друзья мои и враги мои! Подходит к концу эта ночь, скоро настанет пора нам расстаться. Быть может, хочет ещё кто-то рассказать о своих деяниях али поведать историю?
- Позволь и мне. Сестра…


Сидевшая у костра тонкая фигурка выпрямилась. Чёрные волосы переливались серебром в отблесках костра, тёмно-синий плащ из явно дорогой материи был надет поверх белой изукрашенной узорами рубашки. Но не плащ приковывал взгляд захотевшего бы не неё посмотреть. Повязка из такой же тёмно-синей материи плотно закрывала глаза черноволосой, однако видеть ей это явно не мешало – судя по улыбке, которую она подарила сидевшему рядом невысокому бородачу с огромным топором. Прикоснувшись к повязке рукой, она вышла вперёд и с улыбкой посмотрела на играющую, та не сказал ни слова, лишь указала на лежащее бревно рядом. На поясе рассказчицы уютно расположилась длинная шпага в украшенных затейливыми узорами ножнах, высокие сапоги также не минула рука неизвестного мастера. Вздохнув, она начала свой рассказ.
- О чём будет мой рассказ? Этот вопрос я задавала себе с тех пор, как поднялся первый из вас, гости сегодняшней ночи. Много диковинного слышала я, многое и запомнила. Что же, настало время и мне вступить в игру. Эта история берёт своё начало в далёких землях Самину, где живёт мой народ. Жил… Тот день был достаточно тёплым, я жила вместе с матерью, отцом и двумя братьями. Семья была не слишком богатой, но благодаря нашим родителям мы ели каждый день. Сейчас перед глазами встаёт мой дом, как будто я покинула его стены лишь несколько минут назад. Представьте себе крепко сбитый сруб из толстых брёвен, его стены обложены красивым тёмно-синим камнем с серебряными прожилками, его много в тех краях. Рядом с домом сарай и два амбара, как напоминание о богатстве в прошлом, ведь оба амбара уже давно не знают зерна. Ах, как же я любила забраться на самый верх, под крышу сарая и часами там лежать, наблюдая за кипящим жизнью городом внизу! Наш дом стоял на вершине горы, с которой открывался прекрасный вид на Талиус – так звался город. Отец работал в большой кузнице, даже недавно вступил в Гильдию Молота и Наковальни – в ней были все крупнейшие мастера металла. С посвящения он принёс нам подарки, ведь так было заведено тогда – товарищи по гильдии дарят подарки семье нового члена.

Отец радовался как ребёнок, ведь это означало, что за работу ему будут платить гораздо больше монет – и мы сможем пойти в школу! Конечно, братьям и особенно мне в школу идти совсем не хотелось, но родители считали, что так надо. А мама работала разносчицей в придорожной таверне, где часто останавливались проезжающие мимо дворяне, уж слишком выгодно та располагалась; да и подавали специально для таких гостей куда как не простые блюда. Каждый день она приносила с работы что-нибудь вкусное для нас, иногда мы и рты разевали от таких деликатесов, которые мало кто и видел даже – не то что ел! Кусочки были не такие большие, и почти всегда родители оставляли их нам, сами питаясь чем попроще. Стоит сказать и о том, кто были мои братья, ибо это имеет отношение к моей истории. Их у меня двое, старший Тарил и младший, Ниор. Тарил был уже взрослый, пас небольшое наше стадо овец, единственное ценное, что у нас было. Каждый день он уходил с ними в леса, рядом с которыми была особенно сочная и зелёная трава, благодаря чему наши овцы были самыми красивыми и весёлыми. Когда подходила я к ним, они всегда приветствовали свою гостью. А Ниор всегда сопровождал меня, боялся оставить одну почему-то. Все над ним смеялись, но брату было всё равно на сплетни.
Итак, то было время достаточно мирное, войны проходили мимо нас, поскольку союз правителя нашего города и соседнего ясно показал, что народы дружны и не следует даже пытаться вредить одному из соседей. В то утро я проснулась раньше обычного, спать не давало какое-то давящее чувство. Пройд в спальню родителей, встала в дверях и долго-долго смотрела на них, как будто стараясь запомнить их образы накрепко. Зачем? То я не знала и сама, просто как-то тяжело было внутри, будто давило что-то тёмное и страшное. Наконец мама проснулась и увидела меня, после чего улыбнулась и спрыгнула с кровати, закружив меня по комнате. Разумеется, мы не могли не упасть обе на отца, который мирно спал и никого не трогал. Результатом стал забег по комнате от папы, который гнался за нами с подушкой в руке. Как же весело мне тогда было! Плохие мысли забылись, я ушла к себе и переоделась. После завтрака отец сказал, что нам не нужно сегодня идти работать, у него вечером будет сюрприз. Он предложил сходить в лес за грибами и мелкими красными ягодами, из которых вечером мама сделает пирог. Вновь поднявшееся мысли как будто говорили мне, что должно что-то случиться – но я не слушала их. Возможно, именно потому я сейчас и могу сидеть здесь, ночные гости этого леса.

Мы пошли сразу в глубь чащи, именно там росли самые лучшие ягоды. Странная прихоть, ведь там почти не было солнца, но им это ни капли не мешало. Разумеется, половину собранных мной ягод я тут же отправляла в рот, но что тут поделать. Братья бродили чуть поодаль, собирая из-под опавшей листвы росшие там грибы. Ну и попутно шутя, что брать меня в лес себе дороже – половина добычи не дойдёт до дома. Так прошёл почти весь день и мы довольные, нагружённые добычей, решили вернуться в город. Уже выходя из леса я почуяла запах гари, но не от костра – пахло ещё чем-то удушливым. Утренние мысли снова овладели мной и я, бросив ягоды, со всех ног побежала к дому. С недоумением положив лесные дары на землю, братья кинулись за мной. Бег, бег, ветер в лицо слепил меня, высокая трава мешала движению. Я падала, поднималась и снова бежала. Наконец я достигла небольшого холма, откуда уже было видно наш дом. Его более не существовало.
Не помня себя я неслась вниз, но споткнувшись на вершине, кубарем покатилась вниз. В тот момент в голове была лишь злость на себя, что не послушалась утра и решила пойти в лес. Наконец, моё падение по склону горы прекратилось и я ударилась о росшее внизу дерево. Тут же вскочив на ноги, я бросилась к тому месту, где раньше был наш дом. Вокруг ходили воины в незнакомой одежде, собирая наше имущество и складывая в свои рюкзаки. Подоспевшие братья навалились на меня, не давая бежать к дому. Очень долго мы лежали и ждали ухода этих людей. Потом я побежала к дому… Первым, кого мы увидели, был наш верный пёс Акбар. Бедный друг, он кинулся не колеблясь на защиту семьи, но был остановлен стрелами. Мои глаза обратились к ещё державшимся каменным стенам дома. Да вот только братья успели раньше, они стояли и смотрели на что-то внутри углей. Я хотела кинуться туда же, но они схватили меня, не желая пускать внутрь пожарища. Не знаю, откуда у меня тогда взялись силы, но от рывка братья повалились на землю, а я взлетела на обгоревшее крыльцо. Хочу сказать, что матери мы так и не нашли, та вот отец… Он лежал там, обгоревший, сжимая в руке обломок своего кузнечного молота. Множественные порезы говорили о сражении, в которое он вступил, не колеблясь. Такой был мой отец, никогда не ведавший, что такое бегство. Стоя у его тела я затряслась и закричала. Я кричала так, как никогда в жизни, виня во всём себя. Должна, я должна была остаться с ним и стоять в тот миг рядом с отцом. И вот тогда я перестала существовать.

Словно откуда-то сверху я видела лежащую себя и кинувшихся ко мне братьев. Они ушли вслед за мной, погибнув от горя. Потом была темнота, я проснулась на траве в незнакомом лесу, рядом лежали Тарил с Ниором. Едва очнувшись, мой взгляд наткнулся на трёх мужчин, вышедших из леса. На них были чёрные штаны, заправленные в высокие сапоги и белоснежные рубашки. На боку висели серебристые шпаги, а глаза… Никогда я прежде не видела таких глаз, двойные зрачки как будто жили своей жизнью, двигаясь в странном ритме. Он молча поманил меня за собой, двое остальных подняли на руки моих братьев. Конечно, поначалу я не могла ни есть – ни пить, как и вскоре очнувшиеся мои братья. Прошло много времени, прежде чем мы смогли произнести хотя бы слово, и тогда тот самый мужчина пригласил нас на берег реки. Я присела на камни и опустила босые ноги в воду, а стоявший рядом начал… Он начал изменяться! Всё его тело окутало светящиеся облако, всё увеличиваясь в размерах. А когда оно исчезло, на земле стояло огромное существо, по виду напоминающее гигантского ящера с крыльями. Чёрная чешуя покрывала всё тело создания, блестя в розовом свете солнца. Голубые глаза весело смотрели на наши ошарашенные столь красивым и одновременно страшным зрелищем. Это и был дракон. Странное дело, ни я, ни братья, не побежали... Наверное, мы разучились испытывать страх в тот страшный день. Назвавшийся Матиусом дракон пояснил, что так рождаются эти существа, из боли и страданий, которых не может пережить человеческое тело. Он сообщил, что теперь и мы принадлежим к этому древнему роду. Так свершилось наше вхождение в клан Хранителей Пяти Зим, так родилась я, майледи Линиара Ис’Каа, Дракон Серебряной Ночи…

Молчавшая всё это время хозяйка странного собрания улыбнулась:
- Да будет так, драконы завершают эту Ночь. О друзья мои и враги мои! Идите же с миром, для меня будет честью встретиться с вами на поле боя…
Говорившая медленно встала и убрала флейту в футляр на поясе. После чего поклонилась присутствующим и сделала прощальный жест, открыв портал. Один за одним гости стали покидать через него поляну, а две девушки смотрели им вслед…


Конкурс завершился, открывается голосование.

Форум » Сайт » Конкурсы » Сокровищница конкурсных работ » Эль’инн-на’синори, Ночь Мира... (Да не поднимется оружие...)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: