Вверх Вниз
Кавиан. Альфа. - 10 Ноября 2016 - Блог | ModGames.net



 


Главная » Блоги » Литература » 2016 » Ноября » 10



Кавиан. Альфа.




Добавлено: 10 Ноября 2016 в 10:46
Просмотров: 850 | Комментарии: 3













   




   Он щупал ладонью сухую поверхность келлера[1] – огромного высушенного плотного листа, висящего на отростках высоких цветов. Троотос, читающий символы, выцарапанные на келлере, был слеп, и пусть для остальных это будет недостатком, для Дэй’Раха, высшего троотоса это не имело никакого значения. Ему не нужны глаза, чтобы ощущать ночную тьму, и чувствовать бьющуюся жизнь в гигантских цветах, которые склонившись под собственной тяжестью, образовывали купол, тем самым скрывая древнейший келлер.
                Дэй’Рах нахмурился, как будто увидел недоброе, своими белыми невидящими глазами. Он нащупал символ длинными изящными пальцами и остановился, читая его, представляя всё, о чём говорит история. Представляя те времена, когда эта история царапалась древними матерями. Времена столь далёкие и почти забытые. Троотос нахмурился ещё сильнее: его надбровная треугольная выпуклость верхней части головы припустилась, скрывая бледный взгляд. Дэй’Рах очередной раз испытывал сожаление за своё бессилие изменить нынешний мир. Он слегка поник: не утратившее могучесть тело припустилось, и большие крылья вяло сложились у спины.
                Глубокий вздох стал эпилогом в чтении келлера. Троотос обернулся и вышел на тусклый свет галактических туманностей. Скудное освещение, пробивающееся через цветочный купол, словно огнём жгло потресканную как сухой лист тёмно-жёлтую кожу троотоса. Старость и неестественная для кавианца любовь к темноте привели к таким печальным последствиям, и даже цикличная линька, увы, не способна вылечить этот дефект. Но Дэй’Рах стоял на свету, терпя жжение, чтобы ещё раз взглянуть через стебли на далёкий космос и прекрасные фигуры галактик, чей далёкий свет был беспощаден к старому троотосу. Чего же он хотел? Почитать ещё раз келлер или отойти уже к медитативному сну? Снова покинуть этот день и повторять также завтрашний? И ждать когда всё изменится?
   Дэй’Рах устал ждать. Но спрашивается, что он ждёт? К сожалению не того что можно получить за пару мгновений, или максимум за пару декад. Он ждёт перемен и казнит себя за бессилие, ненавидит себя за безвластие и единственное что ему приходится делать – ждать, пока высшие кавианки вернут этому миру былую жизнь. Как жаль, что они глухи к словам старого Дэй’Раха, но он не устанет повторять им снова и снова, пока однажды они не поймут, что увязли в катастрофической стагнации. Но и она не продержится долго.
   Сегодня тот самый момент, когда старый троотос решил наведаться к королеве. Снова. Кавианец покинул свет туманностей и побрёл через цветочный лес, избегая любой светлой поверхности. Идущий прекрасно знал, где сейчас королева и что делает. Замечательное место для встречи, где возможно Дэй’Рах достучится до разума молодой кавианки.
   Прекратилась красивая, спокойная песня. Лёгкий ветер, пробирающийся вглубь сада внезапно стих. Настала тишина. Напряжённая. Недобрая. Словно кроме ночи, на цветочные сады опустилась совсем иная тьма. Листья вейциков, перестали источать свет, теперь они дают лишь тусклое свечение, едва способные осветить листья под собой. Купол, чей верх был свит из стеблей огромных цветов, полностью лишился загадочной и интимной атмосферы. И только ложе королевы оставалось в центре освещённым несколькими тусклыми вейциками, они с трудом освещали силуэт прекрасной кавианки: её треугольная голова сводится к узкому изящному подбородку; тонкие, чуть вздёрнутые губы, цветом слегка выделаются на фоне светло-зелёной гладкой кожи. Некесами[2] по обе стороны от носовой выпуклости, она вдыхала чудесный аромат ночного сада; на лбу, между сяжками крепилась кристаллическая вставка с гордым символом королевы; верхнюю часть её мышечных наростов на ключицах скрывал длинный клафт, ниспадающий с головы и сводящийся остриём к низу спины. Изящество и грация тела королевы подчеркивалось иинэ[3], зелёной мембраной растянутой по телу в форме красивого платья. Красота королевы неоспорима, как и отдельная красота её больших крыльев, чьи сочленения с мышцами на спине скрыты клафтом.
   Большие изумрудные глаза королевы Кэ-Ус ожидающе смотрели в ночь, где совсем недавно горели ярким светом шарообразные растения. Бесшумно из ночи вышел высокий кавианец. Его массивная треугольная голова хаотично покрыта разными вросшими цветами, нашедшие место среди трещин на коже. Клафт скрывающий острый затылок и спину был намного шире, чем у кавианок, и очень неопрятен. Но не так привлекает внимание вид троотоса, чем его бледные, сверкающие в редком свету глаза. Главный троотос посетил внезапно ночь матерей с явным желанием поговорить с королевой. Его символ имени на лбу – Дэй’Рах, почти исчез спустя несколько циклов линьки.
   Появление Дэй’Раха здесь, на интимном обряде кавианок, редкое и не самое приятное событие. Для продолжения рода, кавианки и троотосы встречаются только здесь, на обряде матерей, но появление здесь главного троотоса семьи кавианцев сразу дало понять – сегодня обряда не будет. Королева Кэ-Ус единственная кто не шелохнулась и даже не сошла со своего ложа, как бы пугающе не было появление старого Дэй’Раха, но кавианка слегка повернула голову и мысленно отдала приказ всем, кто находились здесь. Матери семейств, помощницы с обрядом, певчие и охрана – все тихо удалились вглубь сада, оставив королеву наедине со старейшим из всех кавианцев.
- Это весьма неожиданно увидеть Вас здесь. Понимаю, разговор будет между нами серьёзным, но прошу прощения за моё неуважение – я бы хотела, чтобы наш диалог затянулся ненадолго. Я не хочу всё же прерывать наш обряд, - сказала королева.
- Я и сам не хочу тянуть с этим, - басом ответил кавианец, - наши встречи очень редки, но именно сегодня я снова решил сказать то, что напрашивается уже не первый день.
- Понимаю о чём Вы.
- Понимаешь? Наверное, у нас разное восприятие этого слова. Я не могу быть кратким, когда столько вопросов к тебе, моя королева, скопилось. Истинная кавианка ли ты? И помнишь ли ты нашу историю? История нашего мира. Нашего упадка. Сдерживать себя в эмоциях не обещаю, потому что недоволен тем, что сейчас происходит. Будем честны друг с другом - ты, Кэ-Ус, закрываешь свои милые глазки на многие важные проблемы. Проблемы, Кэ-Ус! Что вы сейчас делаете? Ждёте? Детей своих зачинаете? А когда ты будешь выполнять свой королевский долг? Мы снова встретились, королева, и ради того чтобы я задал тебе простой вопрос – как долго будет это продолжаться?
- Ох, забыла я, насколько дерзок ты в своих выражениях. Могу я хотя бы сейчас не выслушивать твою грубость, Дэй’Рах? Не смей даже говорить, что я не достойна быть королевой. Прошёл мой первый цикл правления и ни одна кавианка не усомнилась в моей доброте и справедливости.
- Но разве в этом наша проблема? Я не сомневался что ты… забыла что я тебе говорил, Кэ-Ус. Забыла время когда только получила символ королевы, когда дрожала от страха незнания с чего начать. Я открыл глаза тебе на реальную угрозу. Твердил, как и всем твоим предшественницам – поднимайте цивилизацию с колен! Хватит ползать по туннелям унижения, куда нас загнало прошлое. Когда вы проявите силу и снова станете матерями нашей земли, планеты? Что бы сказал на это Иренд Нуво, увидев наше жалкое существование?
- Мне сейчас не до уроков истории, Дэй’Рах! Ты меня предупреждал, и я вняла каждому твоему слову.
- Не похоже. Не до уроков истории? А я повторю. Снова и снова буду твердить о прошлом, о нашем былом величии и мне плевать, как хорошо ты училась, и как хорошо знаешь, кем мы были раньше. Я буду повторять нашу, Кэ-Ус, историю пока ты не поймёшь, что нужно исправлять положение. Ужасное положение! Кем мы были, когда с небес спустился Иренд Нуво? Наши сады покрывали весь Кавиан. Наша цивилизация была центром гармонии всего мира. Восхищению Нувийцам, и их восхищение нами были посвящены множество келлеров. Нашим древним матерям и нашей Айхас Ари не было стыдно встречать высоких гостей. Ох… сколько я прочёл об этом, как сильно я желал попасть в то время, ощутить величие нашего мира, вдохнуть запах тогдашних садов, прикоснуться к самой Айхас Ари, когда она ещё не была такой как мы.
   Дэй’Рах обречённо вздохнул и направил взгляд бледных узких глаз на королеву. Он подошёл к ней, с каждым шагом силой мысли гася последние вейцики, и встал на колено. Он пришёл выказать королеве своё недовольство. Ещё раз:



 
1



Как долго будет продолжаться наш упадок и бессилие? Я надеялся, что никогда об этом снова не скажу, о том, что вы по сути сами себя привели к гибели. Пока нашем видом правил жёсткий матриархат, наша цивилизация не развивалась, напротив, сжималась в своём величии. Прошла эпоха, когда весь Кавиан был нашим домом. Вы отступили, когда начали разрастаться локусы. Вы побоялись перемен, предпочитаться забиться в угол и заниматься детьми и семьями. Вы не посмели повторить подвиг Айхас Ари, и с того момента когда она оставила вам, потомственным королевам своё наследие, вы не смогли удержать его не должном уровне...
 
***
   Какой бесподобный нектар. Такой сладкий. Такой… нежный. Не знаю, правда, почему я так выделяю его вкус. В нём же нет ничего необычного. Я пью этот нектар каждый день, но именно сейчас отметила его вкус. Должно быть за суматохой я не замечаю даже вкуса.
- Ты видимо просто устала, - ответила мне сестра, - отвлекись, подумай о чём-нибудь. Вспомни о прошлом.
- …прошлом. Ох, Айлис, сестра, я вспоминаю о нём постоянно, хотя понимаю что и на нём зацикливаться нельзя.
- Если воспоминания хорошие, почему бы не предаться им? Я никогда не забуду время, когда мы были в Амми.
Моя сестра скромно сидела на краю лепестка, аккуратно держа в ладонях свёрнутый из листьев пиал с агхарианским нектаром. Айлис подсела ближе и легко меня обняла, шепча на ухо:
- Понимаю, как трудно порой вспоминать прошлое, ибо оно у тебя, действительно трудное. Прости за моё любопытство, но ты как то хотела мне рассказать всё, что было с тобой после инициации. Быть может, утолишь мою жажду интереса?
   Почему бы и нет? Настроение у меня такое – обо всём могу рассказать. В эти редкие мгновения, когда я могу одновременно и наслаждаться жизнью и грустить. Коль желаешь знать, Айлис, так слушай, ибо помню свои первые дни в Агма как вчера:
   Восходит солнце. Как красиво его лучи проходят через утренний густой туман, опустившийся на наши прекрасные сады. Я вижу его так явственно, что иногда забываю о своей медитации. Но полёт сознания недолог, и вернулась я к простым, приятным воспоминаниям. Кто знает, почему медитируя у древнего, и самого уважаемого Иплиса[1], я вспоминаю уроки кавианки из семейства Амми, госпожи Эффис. Может быть, я так провожу параллель между лёгкостью, с которой передавала знания наша наставница, и той лёгкостью, которая ощущается при медитации у нашего любимого цветка. Но вспоминать об уроках Эффис было для меня небольшой традицией. И не без тоски, ибо эти воспоминания стали связующим между прошлым беззаботным детством, и нашим неизвестным будущем. Кем нам суждено стать? И будет ли у нас время просто сесть и с улыбкой на лице вспоминать приятные моменты нашей жизни? Пока что это время есть, я предаюсь своим воспоминаниям, вспоминая госпожу Эффис. Меня, как и всех моих сестёр удивляла её необычайная забота, подход к каждой молодой кавианке, то желание, с которым она дарила свои знания. Бесчисленные каждодневные уроки с ней были настоящим праздником. И я могу, казалось, вечность медитировать, только бы вспоминать об этом, и чувствовать, что это время ещё не ушло.
   Не одна я ровнялась на красоту Эффис. Она была Аммианкой, с задатками семейства Агма. В первую очередь это отражалось на её фигуре, и красота нашей наставницы справедливо вызывало желание у нас всех быть такими же, как она. До сих пор с дрожью в сердце, и с лёгкой, безобидной завистью, вспоминаю о её красоте.
- Ты ещё слишком молода, Нэ'Тус, - безобидно смеялась Эффис над моей наивностью, - дай время твоей красоте расцвести.
Она подбадривала меня и не позволяла отвлекаться от её уроков. Мы, молодые кавианки, каждое утро собирались в Айхас-Мэо, центральном саду семейства Амми, где рассевшись по веткам иплисов, слушали нашу наставницу. Она говорила с нами долгими монологами, иногда рассказывая, иногда общаясь мысленно со всеми нами. Учила мудрости и ведала интересные истории: о нашем прошлом, об Айхас Ари, великой нашей матери, чей цветок часто собирает вместе всех нас, перед которым и я медитирую не редко.
   Я проснулась, но не открывала глаз. Вздрогнуть меня заставила миция[2], лапками коснувшись обнажённого правого плеча, и помахав крылышкам, обдав слабым ветерком. Слева я услышала лёгкий смех родной сестры, Айлис. Сегодняшним утром она медитировала вместе со мной.
- Надо же, она и вчера тебя разбудила, - хихикала Айлис.
Приоткрыв глаза, я посмотрела на своё плечо. Большая бабочка сделала несколько небольших взмахов – извинилась, вспорхнула и улетела прочь. В любом случае медитацию пора было заканчивать. Легко помотав головой, я растрепала клафт и поправила его. Напрягла спину, чтобы сделать несколько лёгких взмахов крыльями и разбудить их от ночного сна. Встречаем новый день перед Айхас Гэу – цветком матери.
- Я тоже вспоминала об уроках госпожи Эффис, - тоскливо сказала Айлис, - она всегда готовила нас к этому, к нашей будущей жизни, когда мы станем нечто большим, чем просто неопытными кавианками. Не хочу думать, что мы расстанемся с тобой. Семья Агха ждёт меня, а твоя красота  и сила достойна для семейства Агма. Будем ли мы видеться, когда пройдёт наша инициация?
Когда Айлис вышла из медитации и выпрямилась, я подошла к ней чтобы обнять. О как мне грустно знать, что мы расстанемся с тобой. Наш путь – стать достойными кавианками, но я обещаю, что мы не будем забывать друг о друге. Обещаю, я буду помнить, и навещать тебя.
                Она меня услышала и успокоилась. Тревога на её сердце и мне делала больно. Но как бы то ни было, присутствие духа нашей древней матери, подарило нам необычайную лёгкость и утренний ветерок меж листьями словно шептал нам «Не бойтесь». Я с благодарностью взглянула на гигантский цветок, держащийся на могучем, обвитом растительностью стебле.
И правда - чего бояться? Для меня страх вообще должен быть чужд, ибо я - будущая Агмианка. И все последние дни я готовилась к важнейшему дню в жизни каждой из нас –  к дню инициации.
   Наш первый цикл – взросление и обучение. На половине первого цикла определяется наша дальнейшая судьба. Оценивая по множествам критериям, достоинствам и недостаткам, разброс между семействами весьма велик, но только у семейства Агма были чёткие требования. Не пользуясь слишком уж большим почётом, это семейство, однако, держало на себе обслуживание всей общины благодаря непрерывному физическому труду. В сочетании с этими качествами рабочих, дочери Агма – защитницы дома, готовые ради своих беззащитных сестёр, ценой жизни, идти навстречу опасностям.
   Как правило, в это семейство попадают кавианки предрасположенные к физическим нагрузкам. Критерии отбора здесь самые лёгкие, ибо будущие Агмианки должны отличаться более развитым телом, что в итоге почти не сказывается на их всеобщей изящности. Они прекрасные воительницы и я должна стать одной из них.
   Молодых и зелёных кавианок отбирают на пороге второй половины первого цикла. Подошло и моё время, когда я вынуждена была расстаться с Айлис, с вниманием моей матери-королевы и остальных сестёр. Это было нелегко, понимать, что на неопределённое время рвётся связь между родными и теперь я сама по себе, без мамы, которая в любой момент помогла бы мне.
Я стала Онга, молодая принятая кавианка. Первые дни в новых садах семьи Агма мы осваивались, под присмотром главной сестры семейства - Эгус. Она вторая после матери семейства, кавианка. Не так страшно было вступать на порог новой жизни, когда знаешь что главная сестра для меня почти родная, Эгус – бывшая ученица королевы Кэ-Ус, моей мамы. И хотя родство с королевой на даёт мне никаких привилегий, я сразу заметила, что с самых первых дней в Агма, главная сестра Эгус следила пристально за мной. Чем вызвано такое внимание мне неизвестно, но мне казалось, я должна оставаться маленькой частью большой семьи и не быть особенной.
   Может быть и должно всё оставаться так? Мы, молодые кавианки начинали новую жизнь, и первым делом учились в Агма строгой дисциплине, которую я, как мне говорили старшие сёстры, нарушаю. Бывали случаи, когда я опаздывала на утренние сборы, увлекшись медитацией, или не успев провести утреннее купание, отчего изначально обо мне складывалось не совсем хорошее мнение. Я уверена в том, что когда наступит время проявить свои способности, я буду лучшей.
   Я замечательно помню первые семейные сборы, когда нас, онга, собирали в самых далёких садах, где были чудесные волнистые равнины, покрытые гладкой бархатной травой. Собравшись в большой круг, на равнине Оос, смотрительницы, летая над нами, ожидали мать семейства, Гелеис, а вместе с ней и главную сестру. После недолгого приветствия матери, именно Эгус осталась с молодняком. На своих сильных крыльях, могучая кавианка парила над землёй, приземлившись в центре кольца из молодых дочерей Агма. Мы встали на колени, приветствуя главную сестру.
   Сила и выносливость – вот что в нашей семье самое главное. Первая проверка новых дочерей Агма всегда проходила вдалеке от обжитых агмианских садов, на долгих равнинах. Здесь мы должны были показать свою выносливость, которую развивали, ещё не находясь в семействе Амми. Сестра Эгус вспарила над землёй, и вместе с ней сотни кавианок заполнив всю округу жужжанием сильных крыльев. Главная сестра, скомандовав следовать за ней, взлетела, улетая всё выше и выше. Большой, но ещё несформированный и рваный рой, в котором была и я, стремился за ней. Взлетающие кавианки были похожи на большой столб, поднимающийся с равнины. Все мы следовали за Эгус, чья скорость, изящество полёта и ловкость была идеалом для всех нас. Мы пытались её догнать, поднимаясь выше и выше. Возможности крыльев – первое, на что всегда обращала внимание Эгус, и сейчас она проверяла новых сестёр.
   Улетев высоко в небо, рой поднимался ещё выше, достигая самых первых лёгких облаков. Эгус по-прежнему никто ещё не догнал, хотя она давала сильную фору, зависая в воздухе и смотря вниз на нас, онга. Наши силы на пределе, и вот-вот многие сорвутся, не в силах больше махать крыльями. Чтобы не допустить падения уставших кавианок, под роем молодых, летел рой старших сестёр – сильных и уже тренированных. Они внимательно следили за нами, и были готовы поймать нас, если мы сорвёмся вниз. Таким весьма жёстким путём отсеивались слабые от сильных. Эгус внимательно следила за тем, как оставшийся рой всё ещё пытался её догнать, и всё это продолжалось высоко-высоко в небе, где помимо простой тяги вниз, нужно было бороться со страшным ветром и ужасным холодом. Это было серьёзное испытание для нас, кавианок, которым ранее запрещалось взлетать выше, чем самый высокий Иплис, а сейчас нас испытывали на прочность.
   Я старалась из-зо всех сил, и видела как многие сёстры не выдерживали и срываясь вниз, где их аккуратно ловили старшие Агмианки и спускали на землю. Но борьба всё ещё продолжалась. Эгус поднималась ещё выше, к другим облакам, где уже было трудно дышать, где холод пробирал всё тело, но не чувствовался из-за невероятной работы тела и крыльев. Чем выше поднималась Эгус тем реже становился рой и когда она смотрела вниз, мне казалось главная сестра смотрела именно на меня. Я выжимала из себя все силы. Даже кричала не в силах терпеть жжение в спине от работы крыльев. Если и правда госпожа Эгус на меня надеяться я не должна её подвести. Когда же это должно было закончиться? Я с ужасом и болью чувствовала, как крылья немеют и перестают работать. Рой возле меня поднимался выше, а я зависла в воздухе на несколько мгновений, перед тем как сорваться резко вниз завертевшись на чудовищном ветру. Я летела как будто вечность. Ветер швырял меня из стороны сторону и открывая глаза я видела и землю далеко внизу и небо где редкий рой продолжал подниматься за Эгус. Я подумала, что меня никто не собирается спасать и начиналась паника но, держа баланс на сильном ветру, старшие сёстры аккуратно поймали меня. Призывая успокоиться, они спускались вместе со мной на землю.
   Таково наше первое испытание. Пора было вернуться на равнину где старшие сильные Агмианки, спускали на руках молодых, уставших и замерших онга, укладывая их на мягкую траву. Все мы стонали от невероятной боли и усталости.  Многие из них, да и я сама даже не могли встать долгое время. Одна только Эгус, приземлившись на поляну, выглядела так, как будто не поднималась в небо вообще. Заслуженно она называлась главной сестрой, самой сильной кавианкой.
Как и задумывалось, этот полёт распределил слабых и сильных. Распределением на группы занимались высшие сёстры, помощницы Эгус. Каждой группе будут даны отдельные испытания, и их будут воспитывать иначе, чтобы в итоге уровнять наш уровень подготовки. Меня причислили к средней группе. Пусть я была одной из последних, кто сорвался, мне всё же не удалось продержаться до конца.
   Я лежала на боку на мягкой траве, и тяжело дышала, страдая от онемения всей спины. Крыльев не чувствовала, даже пошевелиться не могла. Всё тело сводило в судороге. Вокруг меня по всей равнине также лежали кавианки, отходя от такого изнурительного испытания. Переборов своё бессилие я всё-таки смогла встать хотя бы на колени, и сделав это, увидела, как передо мной стоит Эгус.
- Госпожа, - виновато молвила я, и поклонилась, - могу я что-то сделать для вас?
- Вставай! – приказала Эгус, и наблюдала за моими страданиями, - все вы! Вставайте!
Время, отведённое на отдых, вышло. Деление на сильных и слабых подходило к концу, и к заходу солнца весь молодняк был распределён по группам. Эгус подвела итоги сегодняшнего дня и отправила всех обратно к садам, как раз к вечернему питью нектара.
Семейство Агма было единственным, для которого Уэкко делали особый нектар. Он был гораздо питательнее, содержал в себе все элементы, способствующие росту и укреплению организма. Это сразу было заметно по совершенному иному вкусу, нежели у нектара семьи Амми, где мы росли. После питья, нас отправляли отдыхать, чтобы ранним-ранним утром по первому тревожному крику Эгус, мы все собрались.
   Ох, как сложно было просыпаться в первый день после испытаний полёта: тело сводило от страшной боли. Старшие Агмианки приземлялись к нам, сонным и уставшим онга, и кричали тревожным голосом, поторапливая всех.
   С этого дня, после инициации и распределения по группам, начинались наши тренировки. Эгус разбрасывала группы по разным частям огромного сада Агма, а старшие сёстры, уже достигшие полного первого цикла, обязаны были выбрать из нас, молодых, своих учениц, чтобы заняться их обучением вплоть до наступления нашего полного первого цикла.
Прежде чем наступил день, когда старшие сёстры должны были выбрать своих учениц, нас подвергали ещё некоторым проверкам. Они были необходимы, чтобы окончательно выяснить кто будет годен для нашего семейства, а кто не способен для такой изнурительной жизни. По итогам всех испытаний я так и осталась в средней группе молодых онга. И на второй день после того как на моей голове вывели символ дочери Агма, мы прибыли на равнину, где строгим кольцом над нами порхали старшие сёстры. Мы же, выстроились кольцом на земле. Каждая старшая кавианка выбирала себе молодую, становясь её келле - наставницей. Пришло время, когда старшие сёстры, разомкнув кольцо, начали приземляться и выбирать себе учениц. Я, впрочем как и все остальные из молодых, не могли без восхищения смотреть на наших старших сестёр, чьи прекрасные тела сочетали изящество и силу. Одна из таких Агмианок подошла ко мне, и взяла за руку, поведя за собой. Её звали Иртисс и нарисованные на её лбу символы говорили о больших заслугах перед семейством.
   После небольшой суматохи появился новый строй, такое же идеальной формы кольцо, только теперь перед каждой старшей кавианкой стояла избранная ученица. В центре кольца, над полем летали несколько следящих за группами, во главе с высшей сестрой Яв’Рис. Обладая звонким голосом, они рассказывали молодым об их новых обязанностях, об их ответственности, и о том, что теперь они подчиняются своим келле.
Так тому и быть.
   Запрет на высоту полётов оставался в силе. Нам, молодым Агмианкам, прежде всего, необходимо натренировать крылья, чем я занялась, следуя советам и приказам Иртисс. Я убедила её, что была готова к трудностями, и думала, что выдержу их все, но энтузиазм и амбиции быстро утихли в первые мучительные дни. Тренировка крыльев происходила в корневом саду экосов[3]. Здесь мои руки и ноги обивались корнями, и мне нужно было вырвать их из земли, пользуясь только силой крыльев. Задача невозможная, как казалось на первый взгляд, и была таковой, пока Иртисс не продемонстрировала свои способности. Обвив свои руки и ноги корнями, она подпрыгнула и замахала крыльями с такой скоростью и силой, что через несколько секунд корни начали трещать. Ветер от крыльев качал ветки и кое-где срывал листву со стеблей. Корни, не в силах держать Иртисс в итоге сдались и отпустили кавианку. Та вернулась на землю и приказала повторить тоже самое. Естественно с первого раза никто подобного сделать не мог. Корни как тиски сжимали руки и ноги, и ничего не могло заставить их вновь разомкнуться, но я старалась. Зависала в воздухе и махала крыльями. Корни не давали мне улететь и даже не чувствовали особых усилий. В итоге мои силы иссякли. Я просто упала.
   Каждый день на восходе, подгоняемая келле, я появлялась в этому саду, вновь и вновь пытаясь вырваться из корней. Это повторялось и на закате, день за днём. В течение долгого времени. Но сколько бы я не пыталась, как бы сильнее не становилась, корни даже не начинали трещать от моих попыток сорвать их.
   Тренировки были всего лишь частью распорядка дня. После прохождений первых испытаний на выносливость и силу, агмианки становились частью семейства и вставали на нужды других семей, где требовалась физическая помощь. Начиналась самая обыкновенная жизнь агмианки, в которой я работала, слившись с коллективом, следила за садом и его нуждами, занимаясь также самой тяжёлой работой. Всё это начиналось и заканчивалось с тренировок и моя келле, как и остальные, каждые несколько суток отчитывались перед смотрительницами групп.
   Меж тем моё взросление продолжалось. Впереди был ещё долгий цикл обучения и однажды я стану келле как и моя госпожа Иртисс. Когда мне исполнится полный первый цикл. Но до этого мне ещё очень и очень далеко. Обучение это долгий путь и работа в слаженном коллективе и меняемое мировоззрение кавианок, тренирующие силу волю и главное - стремление к защите своего дома от любых угроз, даже ценой своей жизни. Для симуляции серьёзных опасных ситуаций были выращены специальные сады из гладких корней населяемые древними матерями[4]. Но до этих испытаний меня не собирались допускать ещё долго, как и всех тех, кто не способен увеличить силу своих крыльев, чем я и занималась постоянно.
   Мало было натренировать спину. Работа крыльев, и то, как кавианка ими пользуется, вот что главное. Спустя время моего взросления и обучения, моя келле, госпожа Иртисс, позволяла мне свободно отправляться в небо. На данном этапе и я все мои ровесницы чувствовали себя в нём очень комфортно. Регулярно проводились новые состязания Эгус, какие были в самый первый день. Все поколения, от самых младших до более взрослых пытались догнать улетающую в небо главную сестру. Единицам это удавалось, и увы, я была не из их числа, что очень сильно меня беспокоило. Из-за этого, моей госпоже, Иртисс, приходиться выслушивать постоянные нотации от следящих за группами. Получая постоянного нагоняя от келле, я продолжала тренировать крылья.
   Место тренировок оставалось неизменным. Насколько большим был наш сад Агма, что приходилось пролетать немалое расстояние, чтобы попасть в рощу экосов, корней, с которыми мы тренировались. Под толстыми листьями младших иплисов, я настраивала себя на испытание, медленно прохаживаясь вокруг витка ползущих корней, ожидающих, когда я окажусь между ними. Внезапно на сердце стало тревожно, я испугалась присутствия наставницы, которую почувствовала за спиной. Иртисс стояла меж толстыми стеблями, и зелёными глазами смотрела на меня, готовую бросить новый вызов своим возможностям. Взгляд моей келле словно дал пощёчину, и я не стала больше ждать. Подошла к центру корневого круга. Гладкие и невероятно сильные корни обвили голени и запястья. Я подпрыгнула и зажужжала крыльями, паря в воздухе, не отрываясь дальше метра от земли – не давали корни.
   Иртисс вышла к кругу и грациозно села на тёплый, покрытый мхом валун, наблюдая за мной, и тем как я вырывалась вверх, пытаясь силами своих крыльев вырваться из корней. Но это не удавалось. Я чувствовала тот ветер, что создавался крыльями, но как бы сильно мои крылья не работали, этого было мало. Кажется нет больше предела организму. Мышцы спины кричали от напряжения, но я продолжала вырываться, даже кричала и дёргалась хоть как-то пытаясь сдвинуть корни на своих запястьях.
   Иртисс осуждающе качала головой. Плохо, очень плохо. Я знаю. Как королевская дочь я расстраивала свою келле, и махнув рукой, старшая сестра просто покинула чертог оставив меня один на один с корнями, которые в итоге так и остались в земле. Впервые я ощутила ужас, увидев разочарование учительницы, и обессилив, свалилась в озерцо подо мной, расплескав воду. Корни убрали свои путы. Постанывая от боли, ползком, я догоняла уходящую Иртисс, мысленно посылая мольбы простить меня, и просьбы возложить на меня ещё немножко надежд. Келле хоть и была расстроена, но была растрогана этим моментом. Помню с какой заботой старшая сестра подняла меня с колен, и провела рукой по моей щеке смахивая слезу. Иртисс обняла меня, сказала, что не бросит и никогда бы не посмела этого сделать. Утешая меня, Итрисс жертвует своим положением, ибо жалостью она наоборот рождает слабость в том кого обучает. Так она сказала.
   Я должна была справиться с корнями, в доказательство моей силы. Но шло время, миновало много дней обучения и тренировок, но корни мне вырвать не удалось. Какой был позор для меня самой когда я узнала что мои сверстницы уже достигли некоторых успехов, в отличии от меня. Приходилось утешать саму себя, мол, это испытание слишком сложное, чтобы его пройти, будучи ещё совсем молодой кавианкой. Вырывание корней было непосильно даже тем, кто некогда догонял Эгус в небе. И в этом крылось несколько секретов свободного полёта и силового применения к крыльям. Мне нужно было менять свой стиль полёта, чтобы иначе воспринимать наставничества Иртисс и наконец, понять, как нужно пользоваться крыльями.
   Меж тем, главная сестра Агма, Эгус, доводила до сведения королеве о состоянии семейства. Знаю это, потому что была одной из тех кого Эгус иногда отбирала для полёта в соседние сады. Очень заботливо было с её стороны брать молодых сестёр на прогулку в другие семейства, и знакомить с их культурой. Мне же было очень приятно оказаться на иплисе матери-королевы.
Пользуясь случаем, уже после важных бесед, главная сестра упомянула обо мне. И к сожалению для меня это была не похвала. Эгус не скрывала, что сильно переоценила потенциал королевской дочери. Сказала что не подхожу для «места в далёком будущем».
- Далёкого будущего может не быть! – однажды подытожила королева, ответив на планы Эгус.
                Не знаю, что она имела в виду, но, сказав это, добра в голосе мамы я не услышала. Сама королева уделила нам, молодым кавианкам, своё драгоценное время, чтобы вкратце рассказать, каким должно быть наше будущее. Поведала о нашем жизненном пути - стремлении каждой сделать для семьи всё возможное чтобы впоследствии стать старшей в семье, а возможно – стать новой матерью, которая будет давать потомство. Путь имеет строгие ограничения по возрасту, и стать матерью может только здоровая кавианка, имеющая большой опыт в семье. С переходом на четвёртый цикл жизни, есть шанс занять место матери Агма, которая перестаёт быть таковой с седьмого цикла, когда матрона сама уходит из семьи в любом случае, чтобы возраст не сказывался на здоровье детей. Эгус была почти на пороге четвёртого цикла. Здоровая и сильная кавианка – идеал матери, способная давать такое же сильное и здоровое потомство. Пока Эгус главная сестра, она не может стать матерью, а упустив возможность во время перехода цикла, она потеряет эту возможность окончательно и нынешнюю матрону Гелеис заменит другая.
   Королева Кэ-Ус знала о желании Эгус стать матерью семейства Агма, но убеждала её оставаться главной сестрой. Желание Эгус найти достойную кандидатку на своё место было понятно, но это был очень сложный и ответственный выбор, ибо семья Агма – сила, которой нужно мудро управлять.
Я переполнена амбициями – так сказала мне однажды Иртисс, но я не видела в этом ничего плохого. Во мне просыпалось желание к совершенству, и вопреки всем приказам Иртисс на отдых после долгих тренировок, я ночью подвергала себя испытаниям, отчего днём на другие занятия уже не хватает сил. Как следствие – наказание от учительницы за нарушение распорядка дня.
   Но наша жизнь это не только развитие своего тела. Подходило время, когда нам, повзрослевшим кавианкам, открываются новые виды тренировок, а именно поединки между сёстрами. Сейчас, когда я и мои ровесницы уже прошли давно базовые ступени обучения, мы сильны и выносливы. Нам предстоит научиться пользоваться не только своим крыльями, но и всем телом, и схватки отличный способ выработать необходимые рефлексы.
   Перед тем как приступать к новым тренировкам, все молодые кавианки должны получить собственное кеноа[5]. О да, то самое, о котором я много слышала, но интересно было узнать как его получают. Иртисс посвятила целый день моему обучению, когда вместе с остальными мы прилетели в часть наших садов, где росли деревья кеноа, в честь которых и названо наше боевое орудие. Самое главное было выучить изготовление. Достаточно было выбрать одно из опавших с коры дерева длинного шипа и после недолго процесса обработки получить сбалансированную пику. Для меня это была простая палка, но все келле учили нас тому, что отныне я и кеноа должны быть единым целым. Даже символ моего имени заставили выцарапать на поверхности.
   Совсем скоро я получу капоа, ещё одна необходимая вещь в обиходе нашей семьи. Пора снимать наши красивые иинэ. В этих весьма хрупких платьях особо не налетаешь и не натренируешься. Едва я задалась этим вопросом, когда это произойдёт, как в ближайшие дни мы отправились к нашим сёстрам из Амми, чьи заботливые руки каждый день собирают сброшенные Иплисом листья, чтобы из них сделать наше новое облачение.
- Ух ты, какая молодая, а уже такая красивая фигурка, - умилялись взрослые Аммианки, когда я нежными движениями стянула с себя иинэ, оставшись полностью обнажённой.
Иртисс помогала мне подгонять под моё тело листья, и скреплять их. После недолгой процедуры я предстала перед взрослыми кавианками совсем иной. Как истинная агмианка, я была одета в капоа и с кеноа в руке. Было немного непривычно изначально находиться в капоа, не так свободно тело как в иинэ и движения стеснены, но плотные листья, облегающие всё моё тело, подстраивались под мою фигуру, и уже через несколько дней капоа стала как будто второй кожей. Теперь я полностью готова к тренировкам.
   Техника ближнего боя на кеноа, которую мы начали осваивать в первую очередь, совмещала в себе быстрые и ловкие движения, с использованием уже натренированных крыльев, которые будут помогать маневрировать. Как всегда, массовые тренировки групп происходили на равнинах, под нежным лучами звезды Таир. Образовав круг, старшие кавианки начинали первые этапы обучения «Танлаэн».  Мы заучивали простые движения руками и ногами, которые с нашей выработанной силой и ловкостью были молниеносными и сильными. Уже тренированные тела кавианок позволяли без особых усилий в первые сутки выучить базовые движения, потом начиналось заучивание различных манёвров с использованием крыльев и уже под конец начинались схватки между сёстрами. Старшие определяли соперниц и выводили на центр круга, начиная обучения бою против противника, определяя соперницу как агрессора. Хоть мы и начинали обучение с азов, мы невероятно быстро учились «Танлаэн», сразу воспринимая все движения как нечто родное. Обучение сменилось настоящими поединками. Я, показывая неплохие результаты, вышла один на один с соперницей. Мы провели недолгий бой, где мои молниеносные движения и быстрые манёвры с крылатыми прыжками принесли мне победу. Мы почти не наносили друг другу увечий, хватало нескольких приёмов, чтобы изнеможённая соперница лежала на траве и тяжело дышала.
   Никогда не забуду, когда после отбытия главной сестры и других высших кавианок, сёстры старше нас оставались и любили играться с молодыми, вызывая их на бой. Мы умели кое-что, но против них сделать ничего не могли. Я видела, как ровесницы бесславно проигрывали в бою старшим, и не смели возмущаться что эти поединки были нечестными. Старшие объясняли это тем, что так они преподают нам урок, хотя я видела, что это просто бахвальство, и они унижали молодых сестёр, пока смотрительниц нет. Я не хотела вмешиваться, но подобное настигло меня саму. Как одна из лучших учениц сегодня, я была окружена взрослыми сёстрами. Они указали на мою наглость сегодня похвастаться своими достижениями, и я поняла по настрою сестёр, что пожалею сейчас об этом. Меня заставили сразиться с одной из них, и конечно же у меня не было шансов. Смогла только недолго сопротивляться, прежде чем позорно пасть на землю и смотреть на взрослых сестёр, смеющихся надо мной.
   Не смотря ни на что, Иртисс начала гордиться мной. Пусть я не могла до конца совладать с крыльями, мне удалось показать себя в бою весьма достойно. Келле поспешила поделиться этой новостью со следящими, что прибавило мне уважения.
   Конечно, бои друг с другом это только прелюдия к настоящим испытаниям. Всего лишь тренировка и осваивание азов. Настоящие опасности ждут в дремучих северных тёмных садах, далеко-далеко за обжитыми землями. Там живут почитаемые древние матери. Долететь до их садов уже было испытанием, настолько они были далеко. Смотрительницы внимательно следили за тем, как мы справляемся со столь длительным перелётом.
   Хозяйки тёмных садов всегда радостно приветствовали своих младших сестёр и готовы были проверять Агмианок различными испытаниями, одно из которых – хождение сквозь полотросник: гибкие ветки, растущие из земли, напоминающие скорее травянистый бамбук. Это растение пассивно-агрессивное. Не стремится причинять никому вред, но обороняясь, обвивается вокруг тела агрессора в случае опасности. Нам предстояло пройти поле, через эти растения и только самая сильная сможет это сделать. Стоило одной из кавианок коснуться одной из тростинок, как та резко метнулась к руке и начала её обвивать. Тростник был для нас не опасен, и в обычном случае не тронул бы нас, но имея связь с одной из древних матерей, они были настроены сейчас агрессивно.
   По команде, кавианок небольшими группами загоняли в густой тростниковый лес, обязывая их дойти до конца. Я попала в одну из первых небольших групп и ни одна из нас не могла добраться даже до середины. Пробираясь через тростник, силой преодолевая гибкие стебельки, которые при малейшем прикосновении хватали тело, кавианки с ужасной усталостью сдавались, давай тростнику полностью обвить наши тела. Гигантские древние матери, треском челюстей приказали тростнику отпустить нас и разомкнувшись, растения позволили нам вернуться. Данное испытание было по сути самообучающим. Старшие кавианки поставили цель – пробраться через поле, но никогда не проводили работу над нашими ошибками, и ученицы не могли просить совета у своих наставниц. Подразумевалось, что подобным образом кавианки сами научатся адаптироваться к агрессивным условиями и экстремально быстро реагировать на опасность. Необходимо было не только силой пробираться через тростник, но уметь быстро освобождаться от настырных растений. При том, что крылья затрудняли движение, а пролетать над полем запрещалось.
   Тренировки здесь продолжались несколько суток, с заслуженным отдыхом и большими порциями питательного нектара. Я обещала самой себе преодолеть это испытание и не думала, что третий и заключительный день станет знаменательным для меня. До сих пор никто не смог пробраться через поле и я была первой сегодня кто снова бросили вызов.  Два предыдущих дня не прошли даром, я научилась ловко уклоняться от растений, стала чуточку сильнее и проворнее и когда прошла дальше середины, поля я не позволяла себе сдаться, борясь с безжалостным тростником. Меня заставляло двигаться желание проявить себя, а позже и всеобщая поддержка кавианок, которые видели мои усилия. Ещё больше появлялось сил когда надо мной в воздухе зависли старшие сёстры и подгоняли меня, подбадривали и кричали «не сдаваться». О как это было сложно, когда каждое движения заставляет кричать тело от усталости и боли, которой нет у проклятого тростника, почти полностью обвившего тело. Обвитая за руки и ноги, с почти скрытым за тонкими лианами лицом и со свитыми крыльями, я медленно преодолевала поле, крича от боли. Я не поверила своим глазам, когда видела просвет спереди и свободную землю. Цель была близка, но почти не досягаема. Тростник обвил полностью мои ноги и скрутил их в единый стебель. Ходить уже я не могла, оставалось только вплавь добираться через заросли тростника, подтягивая себя за ветки. Но я больше не могла. Мышцы подводили, тело исчерпало все силы, но единственное что не позволяло мне сдаваться, это Иртисс. Моя госпожа была у края поля и с надеждой в глазах ожидала меня на краю леса. Именно она и та надежда, которую я увидела в её глазах, позволили мне сделать несколько последних рывков и оказаться на свободной земле.
   Стебли разомкнулась, освободив тело. Старшие кавианки приземлились, чтобы отметить победу в сегодняшнем испытании. Я не могла встать, только видела их жалость к младшей сестре, особенно когда мои попытки встать и сделать несколько шагов окончились тем, что я просто рухнула на землю. Иртисс и несколько кавианок помогли перенести меня к месту отдыха, однако это я смутно помню. Помню лишь свой триумф, столь малый для общества, но такой огромный для меня самой. Но даже он мерк на фоне счастья видеть свою келле, которая заботилась обо мне как о дочери и не скрывала своей гордости за меня.
   Это стало переломным моментом в моём обучении. Уже пройдя это испытание в древнем саду, я начинала отличаться от своих сверстниц, и всеми силами старалась держать свою репутацию. Начиная с последующих тренировок, где я прилагала все усилия, чтобы Эгус вновь заинтересовалась мною.
Жизнь в семействе не позволяет следить за течением времени. Иногда с непонятным волнением вспоминаю, что я уже не молодая ученица. Таирские годы идут, но до полного первого цикла мне ещё очень далеко. Однако и сейчас я заслужено пользуюсь уважением даже среди старших сестёр и иногда они позволяли мне общаться с ними на равных. Это первый этап в отношениях, которые станут более прочными, когда я перейду на новый цикл и стану старшей сестрой. Но это будет не скоро, и мне нужно думать о моих обязанностях. Отныне это были не только тренировки.
   Как сильных и умелых кавианок, нас делили на группы, и отправляли в сады других семейств. Там мы становились частью рабочего роя. Несмотря на то, что это нормальная практика, этого момента ждут все молодые кавианки, так как всех причисляют к тем чертогам, где им быть больше по душе. Так и я, причисленная как рабочая семейства Агха, наконец, смогла увидеться как с матерью, так и с родной сестрой…
С тобой, Айлис.
 
[1] Иплис – вид семейства гигантских цветов, внешне схожий с белыми тюльпанами. В высоту могут достигать до 30-и метров. Держатся на толстых крепких стеблях и при истощении часто переламываются, падая на землю. Большие лепестки у молодых иплисов устремлены к верху, однако с ростом, под тяжестью, прогибаются, образуя ровную площадку и большую площадь для поглощения солнечного света и дождевой воды. Иплисы это основное убежище кавианок, приметившие их за удобство, возможность общения с цветами и благоприятную цветочную среду. Ночью Иплисы закрывают лепестки, оберегая скрывающихся в них кавианок.
[2] Желтокрылая бабочка.
[3] Корни иплисов. В отличии от локусов неагрессивны и могут вступать в мыслительный контакт с кавианками.
[4] Древними матерями называли огромных богомолов. Предки нынешних кавианок, чей вид сохранился даже после превращения Айхас Ари из древний матери-богомола в Кавианку. Древние матери живут обособленно, вне садов Кавианок, и редко поддерживают контакт со своими сёстрами.
[5] Простое боевое орудие. Цельная пика, изготовленная из длинных, обычно в длину от одного метра, шипов дерева Кеноа.
 
[1] Келлер – форма древней письменности, зародившаяся ещё до появления кавианок. На склеенных и пропитанными разными маслами листах, древние матери-богомолы высекали символы и рисовали для передачи знаний будущим поколениям. После появления кавианок, необходимость в келлерах отпала, а роль носителей знаний стало семейство Тэус, где медитативный пожизненный сон гарантировал сохранность любой информации.
[2] Ноздри, тонкими углублениями проходят вдоль края щёк, начинаясь от верхних скул.
[3] Платья кавианок, составленное из живого мембранного организма.


Теги: альфа, Кавиан


Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Всего комментариев: 3


0
№:2 от Sonra
227289
| Журналист | в 18:53 (18 Ноября 2016)
Я так понимаю, этот текст уже редактироваться не будет, поскольку у вас уже не одна глава написана, но все же есть некоторые моменты, которые портят картину того мира, который вы создали. Например, "бас" - потому что создания живущие в вашем мире не могут быть знакомы с итальянской оперной терминологией для определения низкого голоса, потому и резануло ухо.  Если вам интересно, могу продолжить, если нет - не стану.
Посмотреть профиль Sonra

0
№:3 от Иероним
482852
| Гражданин | в 19:16 (18 Ноября 2016)
Интересно. Продолжайте.
Посмотреть профиль Иероним

0
№:1 от Sabira
565994
| Гражданин | в 18:14 (10 Ноября 2016)
тонкие, чуть вздёрнутые губы,

Это как? Если как бы губы тонкие, то они по жизни не могут быть вздёрнутыми вверх. Такова физиология тела человека. :)
Посмотреть профиль Sabira
Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Каталог файлов
Skyrim Special Edition [212]
Fallout 4 [744]
TES V: Skyrim [3998]
TES IV: Oblivion [545]
Fallout: New Vegas [2139]
Fallout 3 [1061]
Моды в разработке [43]
Dragon Age: Inquisition [221]
Dragon Age 2 [244]
Dragon Age: Origins [573]
Ведьмак 3 [66]
GTA 5 [41]
GTA 4 [131]
GTA SA [95]
S.T.A.L.K.E.R. Зов Припяти [62]
S.T.A.L.K.E.R. Чистое Небо [43]
S.T.A.L.K.E.R. Тени Чернобыля [90]
Другие разделы

Подразделы:


Модификации [66]
Игры [382]
Рецензии [59]
Обзоры модификаций [64]
Ретро-рецензии [35]
Литература [453]
Фильмы [68]
Музыка [51]
Техника [20]
Личные блоги [241]
Другое [257]


Последние рецензии
Anima: Gate of Memories
Tyranny - когда плохим быть не плохо
Фоллаут 4: почему он так хорош...
DOOM. На Марсе классно. Часть 2
DOOM. На Марсе классно. Часть 1
Трудные будни полицейского в This is the Police
This War Of Mine: "In war, not everyone is a soldier".
Fallout 4: Vault-Tec Workshop - обзор
Следите за нами:



Статистика
Онлайн всего: 202
Гостей: 105
Пользователей: 97